Принцип справедливости в уголовном процессе означает

Принцип справедливости в уголовном судопроизводстве

Принцип справедливости установлен только в УК РФ (ст. 6), хотя справедливость должна быть основой всей правовой деятельности – деятельности законодателей, правоприменителей и исполнителей законов. Уголовно-правовой принцип справедливости можно реализовать только справедливым возбуждением, расследованием, рассмотрением и разрешением уголовных дел.

Международно-правовыми актами закреплено право каждого на справедливое и публичное судебное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, ст. 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах), однако в Конституции РФ данное право отсутствует. В УПК РФ требование справедливости предъявляется только к приговору (ч. 2 ст. 6, ч. 2 ст. 297, ст. 383).

Справедливость как оценочная категория опирается на истину и нравственные принципы: гуманизм, правдивость, честность. Поступить справедливо в уголовном процессе – это значит поступить в соответствии с законом и теми фактами, которые были установлены в ходе расследования и рассмотрения дела и признаны достоверными, а потому только истинный приговор может быть справедливым.

Справедливость в уголовном судопроизводстве также означает, что при совершении действий, вынесении решений учитывается личность тех, в отношении которых совершаются действия или выносятся решения, их нравственные качества, поведение, физическое и психическое состояние и т.п.

Не только приговор, но и другие процессуальные решения должны быть справедливыми. Хотя до постановления приговора многие промежуточные решения выносятся на основании вероятностных данных, тем не менее согласно ст. 7 УПК РФ они должны быть законными, обоснованными, мотивированными.

Справедливость тесно связана с законностью, ибо только законные приговор, решение, действие могут быть справедливыми, но справедливость и законность – это не одно и то же: если законность – понятие только правовое, то справедливость выражает еще и нравственные чувства, и оценки. Справедливость взаимосвязана и с объективностью, т.е. с непредвзятостью, беспристрастностью.

Справедливый судья, следователь, прокурор, дознаватель стремятся к объективной оценке поступков и действий лиц, участвующих в уголовном процессе, без чего нельзя принять законное и обоснованное решение. Поскольку юрист олицетворяет закон, правопорядок, он должен быть справедливым. Уважение к суду, правоохранительным органам, доверие к их решениям возможны только тогда, когда они будут справедливыми.

Справедливость должна быть общеправовым принципом. Понятие правового принципа справедливости было дано В. П. Нажимовым: это общее правовое требование разрешать вопросы дела в полном соответствии с объективной истиной, законом, правосознанием и собственной совестью, мотивируя принятые решения ясными и бесспорными доводами и установленными по делу фактами.

Справедливость как общеправовой принцип в первую очередь должен соблюдаться законодателем, законодательной властью. Чем справедливее законы, тем успешнее они будут применяться и исполняться.

Понятие справедливости тесно связано с понятиями правды, истины. Только установив наличие уголовно-правового отношения, иными словами, только установив истину, можно разрешить дело по существу – вынести законный, обоснованный и справедливый приговор. Постановлением КС РФ от 8 декабря 2003 г. установлено: «Правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах».

Приговор будет справедливым, если он убеждает всех участников судебного разбирательства, всех присутствующих в зале судебного заседания в правильности принятого судом решения по основным вопросам уголовного дела. А убедительным он станет только тогда, когда в нем проанализированы и оценены все доказательства, когда все обстоятельства дела были исследованы всесторонне, полно, объективно. Однако в УПК РФ нет и принципа всесторонности, полноты и объективности, который наряду с другими принципами обеспечивает справедливость приговора и всего уголовного судопроизводства.

Понятие справедливости уголовного судопроизводства связано также с понятием разумных сроков судебного разбирательства.

При исчислении указанных сроков по уголовным делам судебное разбирательство охватывает как процедуру предварительного следствия, так и непосредственно процедуру судебного разбирательства.

Важной гарантией рассмотрения дела в разумные сроки Европейский Суд по правам человека считает обязанностью государства так организовать свою судебную систему, чтобы любой спор о правах и обязанностях гражданского характера и любое уголовное обвинение могли быть рассмотрены в разумные сроки.

Итак, условиями справедливости уголовного судопроизводства (обстоятельствами, от которых зависит такая справедливость) являются: 1) справедливые законы; 2) законность; 3) равенство всех перед законом и судом; 4) гласность уголовного процесса; 5) независимый, беспристрастный (справедливый) суд, созданный на основании закона; 6) рассмотрение уголовного дела в разумный срок; 7) всесторонность, полнота и объективность исследования всех обстоятельств дела; 8) надлежащее исполнение законного, обоснованного и справедливого приговора.

Справедливость как общеправовой принцип в первую очередь должен соблюдаться законодателем, законодательной властью. Чем справедливее законы, тем успешнее они будут применяться и исполняться.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Макарова Зинаида Валентиновна

Обосновывается необходимость законодательного закрепления принципа справедливости в уголовном судопроизводстве, раскрываются содержание данного принципа и условия его реализации.

Международно-правовыми актами закреплено право каждого на справедливое и публичное судебное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, ст. 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах), однако в Конституции РФ данное право отсутствует. В УПК РФ требование справедливости предъ-

Справедливость уголовного процесса: пути достижения

Справедливость – это морально-правовая, духовная «скрепа» общества, условие солидарности и единство нации. Для власти, носителями которой являются и органы уголовной юстиции, справедливость равнозначна легитимности. Между тем в российском обществе ощущается дефицит справедливости, существует определенное недоверие к институтам власти и правосудия. И потому государству сегодня адресованы основные общественные запросы: обеспечить гарантии гражданских прав и справедливость, снизить уровень насилия и социального неравенства.

Справедливость носит абсолютно фундаментальный характер для уголовно-процессуального права: в ней сходятся воедино юридический идеал должного уголовного судопроизводства и общественный запрос на установления судом правды и истины. Уголовно-процессуальная, юридическая справедливость является предпосылкой любого правомерного процессуального действия, решения, ибо является «началом начал» правильного понимания и применения закона.

Справедливость – это морально-правовая, духовная «скрепа» общества, условие солидарности и единство нации. Для власти, носителями которой являются и органы уголовной юстиции, справедливость равнозначна легитимности. Между тем в российском обществе ощущается дефицит справедливости [1], существует определенное недоверие к институтам власти и правосудия. И потому государству сегодня адресованы основные общественные запросы: обеспечить гарантии гражданских прав и справедливость, снизить уровень насилия и социального неравенства. Президент России призывает к тому, чтобы власть не была изолированной кастой. Только в этом случае создаётся прочная моральная основа для созидания, для утверждения порядка и свободы, нравственности и гражданской солидарности, правды и справедливости, для национально ориентированного сознания [2]

Концепция справедливого уголовного судопроизводства все время совершенствуется благодаря решениям Европейского Суда по правам человека (Далее – Европейский Суд). «Справедливость» при ее рассмотрении в контексте Конвенции о защите прав человека и основных свобод подразумевает соблюдение верховенства права и уважение прав человека, гарантированных Конвенцией. Европейский Суд неоднократно подчеркивал, что состязательность является только одной из черт более широкой концепции справедливого судопроизводства по уголовным делам, не менее важно соблюдение баланса публичного и частного интересов. Поиск путей продолжения судебной реформы невозможен без ориентира на справедливость в ее национальном и международно-правовом измерении.

Интересным, хотя и дискуссионным является сравнительный анализ категорий справедливости и истины в уголовном процессе, особенно в контексте недавних предложений по законодательному закреплению объективной истины в качестве принципа уголовного процесса. Европейский Суд ставит вопрос о допустимости доказательства в увязке со справедливостью судебного разбирательства. Она выступает критерием оценки доказательств, правомерности их получения в ходе досудебного производства, а также окончательного решения по делу в виде приговора. Так что освещение проблематики теории судебных доказательств в свете категории справедливости является весьма актуальным научным направлением. Ниже мы попытаемся сформулировать свое видение этого.

Ближайшие годы будут решающими и, может быть, даже переломными для России. Устойчивость к кризисам и динамичное развитие нашей страны возможны будут только тогда, когда не подвергаются сомнению справедливость существующего правопорядка и институтов правосудия. Несомненно, что качественные перемены ожидают и уголовно-процессуальное право. Разработка концептуальных основ нового УПК РФ может состояться только при учете фактора справедливости.

Все вышесказанное побуждает нас сформулировать несколько положений, касающихся справедливости уголовного процесса. Прежде всего, мы хотим сказать, что справедливость – это ключевой принцип из принципов, имеющий не только общеправовое и общечеловеческое, но также и собственно уголовно-процессуальное значение. Справедливость находится в двух плоскостях: юридической и моральной. Поэтому различать надо социальную справедливость и юридическую (уголовно-процессуальную). Последняя имеет инструментальное положение к первой и более узкое содержание. Юридическая (уголовно-процессуальная) справедливость создает предпосылку для достижения социальной справедливости, хотя не гарантирует достижения ее. Уголовно-процессуальная справедливость, т.е. нормативно закреплённая, это «справедливость в действии», потому что участники процесса обязаны сообразовывать с ней свою деятельность под угрозой процессуальной ответственности.

На наш взгляд, закон может быть несправедлив или недостаточно справедлив, но право справедливо по своей сущности. Интерпретация судьей текста закона призвана привести его смысл в соответствии с представлениями о справедливом, в этом заключается образование «позитивного права». Справедливость есть одновременно и исходное начало при толковании закона, и конечная цель его. Справедливость является общей посылкой при построении доводов в ходе уголовно-процессуальной аргументации, касающейся фактических и юридических вопросов. Справедливость убеждает, потому легитимность закону и органам уголовной юстиции придает признание людьми их справедливыми.

Далее, справедливость уголовного судопроизводства есть интегративный показатель его «эффективности», а равно – «нужности», «позитивности» – как в том, что касается его отдельных элементов (процедур), так и в целом. Два слагаемых справедливости: 1) равенство перед законом и 2) баланс публичного и частного начал (интересов), делают ее способной для выработки минимума обязательных стандартов проведения досудебных и судебных процедур по уголовному делу.

Положения о справедливости распространяются на весь уголовный процесс, т.е. и на досудебное производство, и на судебные стадии, включая исполнение приговора; причём независимо от особенностей конкретного преступления. Только справедливое уголовное судопроизводство может считаться эффективным.

Из системного толкования статей 6, 6.1 УПК РФ следует, что уголовное судопроизводство должно быть и скорым, и справедливым. Назначение уголовного процесса состоит в том, чтобы в разумные сроки согласно закону установить истину по уголовному делу и восстановить справедливость, нарушенную совершением преступления.

Показателем справедливости является разумность срока предварительного расследования. Нормативная срочность предварительного расследования неразумна, чрева несправедливостями. Надо отказаться от законодательной регламентации сроков досудебного производства и сопутствующих ему институтов продления, приостановления сроков. Досудебное (полицейское) расследование должно проводиться в «разумный срок» достаточный для формулирования и выдвижения законного и обоснованного обвинения.

Мы считаем, что современное досудебное производство не соответствует стандартам справедливого процесса как с точки зрения защищенности прав личности (дисбаланс прав потерпевшего и обвиняемого, неравенство субъектов доказывания и др.), так и с точки зрения обеспечения эффективности полицейского расследования (уголовного преследования). Существующая следственная форма не вполне соответствует содержащимся в ней состязательным элементам (правовому статусу обвиняемого, судебных гарантий прав личности), а потому имеет место системное противоречие – источник несправедливостей.

Справедливость – это признак судебной деятельности. Справедливость обеспечивается реальным доступом к судебной защите. И потому надо реформировать процесс таким образом, чтобы он от начала и до конца проходил в судебной форме, где стороны и суд через состязание могли бы решать возникшие вопросы.

Мы разделяем мнение о том, что справедливость уголовного судопроизводства в первую очередь предполагает справедливый способ получения доказательств по уголовному делу. Следует отказаться от нормативного, а по сути следственного, определения доказательства и предмета доказывания, который на практике воспроизводит неравенство сторон при доказывании, а значит, делает несправедливой саму «сердцевину» досудебного производства по делу. Подлежат исследованию в суде любые сведения, которые могут быть получены из документов, предметов и лиц, представляемых сторонами. Материально-правовую часть предмета доказывания образует состав преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, а процессуально правовую – другие обстоятельства, ставшие предметом спора сторон.

Ключевым моментом в определении допустимости доказательства является то, было ли его получение опорочено элементом незаконного принуждения или подавления воли. Уголовный процесс, в котором основу обвинения составляют признания обвиняемого, полученные путем пыток, а в некоторых случаях и иного ненадлежащего (бесчеловечного или унижающего достоинство) обращения с лицом, находящимся в распоряжении властей, является несправедливым, а обвинительные доказательства – недопустимыми. В остальных случаях сомнения относительно допустимости действий обвинительной власти по изобличению лица в совершении преступления разрешаются судом с учетом требования о том, насколько справедливой была процедура судебного разбирательства, в рамках которой происходило представление и исследование материалов дела. Наличие справедливых условий проверки в суде источника и содержания доказательства может снять сомнения в допустимости использования всего оспариваемого доказательства или части его.

При проверке допустимости доказательств сторонам должна быть предоставлена реальная возможность исследования первоисточников доказательств. Каждое оспариваемое доказательство должно быть надлежащим образом проверено и оценено в рамках состязательной судебной процедуры, обязательным элементом которой являются судебные допросы: прямой, перекрестный допросы и передопрос.

Если судебное разбирательство было несправедливым не может быть справедливым и приговор. Справедливость приговора в равной степени зависит, как от правильности применения уголовно-процессуального закона, так и уголовного закона. Несправедливость судебного решения не ограничивается случаями неправильного применения уголовного закона, она может стать следствием несправедливого производства по делу, которое сопряжено с фундаментальными нарушениями прав личности, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, что ставит вопрос о злоупотреблении правосудием и влечет отмену приговора, либо по основаниям ст. 413 УПК РФ либо по апелляционным основаниям.

В связи с этим мы предлагаем часть 2 ст. 389.18 УПК РФ сформулировать следующим образом: «несправедливым является приговор, которым стал следствием несправедливого производства по уголовному делу, судебного разбирательства, или сопряжённый с неправильным применением или, напротив, неприменением уголовного закона».

Справедливым должен быть не только обвинительный, но и оправдательный приговор. Требованию справедливости должно отвечать любое итоговое решение по уголовному делу, разрешающее уголовный спор по существу и порождающее правовые последствия для сторон. Но если это одностороннее решение органа предварительного расследования относительно судьбы уголовного дела, в рамках которого никто не был привлечен к уголовному преследованию, то для него достаточно критериев законности, обоснованности, мотивированности.

И наконец, последнее. Современная уголовная политика российского государства по противодействию преступности в сфере экономической деятельности и обеспечению экономической безопасности является справедливой, так как в ее основе положен дифференцированный подход к организации правового противодействия различным видам преступности. Использование диспозитивного метода позволяет более гибко регулировать вмешательство уголовной юстиции в разрешение хозяйственных, гражданско-правовых по своей сути, споров субъектов предпринимательской деятельности, учитывая при этом в случае необходимости публично-правовой интерес. Современная уголовная политика отражает новый баланс частного и публичного начал. В ней проявляется объективная тенденция к нахождению компромисса между государством и бизнесом в споре, предметом которого является вопрос о виде и мере ответственности за неправомерное деяние, совершённое в сфере предпринимательской деятельности, налогообложения.

Примечание и литература

  1. Об этом свидетельствуют социологические опросы последних лет. Прежде всего, россияне хотят от жизни справедливости. Такой ответ дали 45% опрошенных граждан. Причем в это понятие вкладывают справедливость, прежде всего, социальную: равные права для всех и сильное государство, заботящееся о своих гражданах.
  2. См.: Институт социологии представил результаты нового исследования: «Русская мечта: какая она и может ли осуществиться?» // Рос. газета. 2012. 19 июня. № 5810 (137). http://www.rg.ru/2012/06/14/sociologiya-site.html

Опубликовано: Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях, 1-2 ноября 2013, Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права (г.Тюмень).

И наконец, последнее. Современная уголовная политика российского государства по противодействию преступности в сфере экономической деятельности и обеспечению экономической безопасности является справедливой, так как в ее основе положен дифференцированный подход к организации правового противодействия различным видам преступности. Использование диспозитивного метода позволяет более гибко регулировать вмешательство уголовной юстиции в разрешение хозяйственных, гражданско-правовых по своей сути, споров субъектов предпринимательской деятельности, учитывая при этом в случае необходимости публично-правовой интерес. Современная уголовная политика отражает новый баланс частного и публичного начал. В ней проявляется объективная тенденция к нахождению компромисса между государством и бизнесом в споре, предметом которого является вопрос о виде и мере ответственности за неправомерное деяние, совершённое в сфере предпринимательской деятельности, налогообложения.

Справедливость. Принцип справедливости

Принцип справедливости прямо запрещает повторное применение уголовно-правовых мер за одно и то же общественно опасное деяние – и в этом состоит основное правоприменительное значение данного принципа.

Юридическими следствиями уголовно-правового принципа справедливости являются:

во-первых, невозможность юридической оценки однократно содеянного по нескольким нормам уголовного закона;

во-вторых, невозможность повторной уголовно-правовой оценки одного и того же деяния

Уголовно-правовое содержание принципа справедливости заключается в том, что наказание или иная мера уголовно-правового воздействия, примененная к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать тяжести преступления, конкретным обстоятельствам совершения преступления и особенностям личности преступника. Этот принцип означает максимальную индивидуализацию ответственности и наказания.

Одним из важных условий назначения справедливого наказания является правильная юридическая оценка содеянного виновным. Вмененное подсудимому преступление должно быть квалифицировано в точном соответствии со статьей (частью статьи) УК, предусматривающей ответственность за совершение этого деяния. Назначенное наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В ч. 2 ст. 6 воспроизведена норма, содержащаяся в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ: “Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление”, – что делает этот принцип конституционным

Принцип справедливости в уголовном праве не исчерпывается справедливостью карательного воздействия. Он значительно шире. Криминализация деяний осуществляется не потому, что они кому-то не нравятся, а потому, что они глубоко чужды правилам человеческого общежития, ценностям морали. Принцип справедливости – это своеобразный эталон соразмерности, соответствия уголовно-правовых норм нормам нравственности и общественным интересам. Вот почему норма уголовного права, которая в силу каких-либо обстоятельств не отвечает справедливости, должна быть изменена или отменена.

Требование принципа справедливости касается всех органов правоприменения, осуществляющих процесс реализации предписаний уголовно-правовых норм. Это особенно ярко проявляется при реализации управомочивающих норм, когда правоприменительным органам предоставлено право применять или не применять эти нормы: “суд может. “, “наказание может быть сокращено. ” и т.п.

Возможность выполнения принципа – выбора справедливой меры уголовной ответственности обеспечивается:

характером санкций, конструируемых в Особенной части УК (они могут иметь альтернативный и (или) относительно-определенный характер);

установленными в нормах Общей части УК способами (например, в ст. ст. 61, 62, 64, 75 – 85) при наличии определенных обстоятельств основательно смягчать уголовную ответственность виновного либо освобождать его от уголовной ответственности и (или) наказания.

Запрет дважды налагать за одно и то же преступление ответственность относится только к уголовной ответственности. Другие виды юридической ответственности могут взаимодействовать с нею: предшествовать ей, конкурировать, дополнять

Встречаются случаи, когда при постановлении судебных решений недостаточно учитываются обстоятельства, смягчающие наказание, данные о личности подсудимого.

Согласно принципу справедливости, являющемуся одним из основополагающих принципов уголовного закона, наказание, определяемое виновному лицу, должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и данным о личности виновного.

При наличии смягчающих обстоятельств в виде явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств, что имело место в данном случае, срок наказания, назначаемого виновному, не может превышать трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление (ч. 2 ст. 6 УК РФ).

Как указано в п. 7 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом страны.

Аналогичное предписание предусмотрено и в Конвенции о защите прав человека и основных свобод, закрепляющей, что никакое лицо не должно быть повторно судимо или наказано в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое это лицо уже было окончательно оправдано или осуждено в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства (п. 1 ст. 4 Протокола N 7 в ред. Протокола N 11).

Сам по себе вид совокупности преступлений (реальная или идеальная) не имеет какого-либо правового значения, поскольку общеправовой принцип запрета повторного осуждения исключает саму возможность осуждения лица за то же самое преступление, выступая тем самым в качестве гарантии от повторного уголовного преследования и осуждения, в том числе и в тех ситуациях, когда действия виновного изначально ошибочно квалифицированы органами, осуществляющими уголовное преследование.

Исключение из этого правила составляют случаи, когда осуждение имеет место после отмены судебных решений в порядке, предусмотренном главами 48 (ввиду фундаментальных нарушений закона) и 49 УПК РФ, либо когда лицу инкриминируется новое преступление, которое хотя и связано с преступлением, за которое это лицо было осуждено ранее, но содеянное выходит за пределы судебного разбирательства по первому делу.

Встречаются случаи, когда при постановлении судебных решений недостаточно учитываются обстоятельства, смягчающие наказание, данные о личности подсудимого.

Курс уголовного процесса

Рассмотрение принципов уголовного процесса не случайно завершается принципом справедливости. Отношение к данному принципу как ни к какому другому является весьма неоднозначным. С одной стороны, он совершенно непонятен, но с другой – абсолютно очевиден. С одной стороны, он прямо не закреплен ни в одном уголовно-процессуальном нормативном акте, но с другой – постоянно упоминается в решениях Конституционного Суда РФ, который выводит его непосредственно из Конституции РФ и рассматривает в качестве основы не только всего уголовного судопроизводства, но и всей системы уголовно-процессуальных принципов. С одной стороны, его упоминание в системе принципов может расцениваться как формальная дань «моде» на нравственность, но с другой – именно этот принцип является «камнем преткновения», «яблоком раздора» противоположных взглядов на сущность уголовного процесса. Кроме того, понятие «справедливого судебного разбирательства» (fair trial) постоянно упоминается сегодня через призму ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практики Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге.

Автор статьи – Руководитель практики по уголовным делам

Существует устоявшееся мнение, что если законы не соответствуют принципу справедливости и не согласованы между собой, то они не имеют права на существование, поскольку будут неэффективными.

Принцип равенства граждан перед законом

Конституция РФ, а именно статья 19, закрепляет за гражданами государства равные права и обязанности. Данное правило применимо не только в рамках Конституции РФ, но и на международном уровне. Именно поэтому в уголовном законодательстве каждый человек, являющийся гражданином Российской Федерации, предстаёт перед законом в равной степени, вне зависимости от расовой, половой, религиозной принадлежности.

Принцип равенства граждан перед судом и законом прописан в статье 4 УК РФ.

В соответствии с этим принципом:

  1. Все граждане РФ, которые совершили злодеяние, регулируемое в рамках УК РФ, предстают перед законом и судом в равной степени. Это означает, что за одно и то же деяние, совершённое при равных условиях и обстоятельствах, преступники получат одинаковое наказание.
  2. Каждый правонарушитель в процессе судопроизводства имеет право на защиту своих интересов, ознакомление с данными по обвинению, на участие в процессе суда.
  3. Каждый гражданин РФ, принимающий участие в уголовном судопроизводстве, имеет право на защиту интересов и охрану.

В некоторых случаях данный принцип нарушается.

Для таких случаев существует статья 136 УК РФ (Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина), в соответствии с которой виновник может получить одно из следующих наказаний:

  • штрафная санкция (300 тысяч рублей);
  • наложение ограничений на осуществление трудовой деятельности, связанной с заниманием ряда должностей (на пять лет);
  • обязательные, принудительные, исправительные работы (пять лет);
  • лишение свободы (5 лет).

Под подобными нарушениями равенства прав и свобод понимают следующие действия, которые совершаются с использованием особого служебного или руководящего положения:

  1. Предубеждение или ненависть по отношению к социальным меньшинствам;
  2. Дискриминация по половому, расовому или национальному признакам.

Принцип равенства граждан перед судом и законом позволяет быть уголовному законодательству универсальным и в равной степени применимым по отношению ко всем гражданам Российской Федерации.


Таким образом, принцип вины необходимо рассматривать с позиции множества факторов, таких как халатность, неосторожность, умысел, а также с позиции наличия внешних факторов и факторов непреодолимой силы.

Понятие и значение принципа справедливости в системе уголовного права РФ. Преступление как посягательство на установленный в обществе правопорядок. Проблемы реализации общеправового принципа справедливости в уголовной политике современной России.

РубрикаГосударство и право
Видкурсовая работа
Языкрусский
Дата добавления18.05.2014
Размер файла41,4 K
  • посмотреть текст работы
  • скачать работу можно здесь
  • полная информация о работе
  • весь список подобных работ

2. определить значение и место принципа справедливости в системе принципов уголовного права;

Принцип справедливости

Соблюдению принципа справедливости всегда придавалось особое значение при реализации норм уголовного права. Статья 6 УК гласит: «1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т. е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. 2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление».

Принцип справедливости представляет собой обобщающее этическое начало в уголовном праве. От него неотделимы все иные принципы и основные положения уголовного права: законности, равенства перед уголовным законом, неотвратимости ответственности, дифференциации ответственности и индивидуализации наказания. В отличие от понятия справедливости в уголовном судопроизводстве, которое связано с обоснованностью осуждения, в уголовном праве справедливость рассматривается в основном в аспекте выбора и назначения наказания, его вида и меры. Применение к разным людям, совершившим одинаковые преступления, одного и того же наказания несправедливо, так же как и применение одинакового наказания к одинаково характеризующимся лицам, но совершившим разные преступления. Поэтому принцип справедливости представляет собой комплекс юридических и нравственных элементов в системе принципов уголовного права.

Как оценочная категория справедливость проявляется в уголовном праве с разных сторон. Первая – касается справедливости назначения наказания. Справедливо такое наказание, вид и размер которого соответствуют тяжести совершенного преступления, личности виновного, всем объективным обстоятельствам дела. Однако, чтобы суд мог назначить справедливое наказание, законодатель должен определить справедливую санкцию за преступное деяние (это вторая сторона понятия справедливости в уголовном праве). Справедливая санкция – это та, которая не только соответствует тяжести данного деяния, но и согласуется с санкциями за совершение других преступлений. Третья сторона содержания принципа справедливости касается формирования круга преступных деяний: при криминализации (декриминализации) того или иного деяния законодатель должен учитывать нравственные представления граждан о справедливости и несправедливости определенных поступков.

Принцип справедливости означает, что суд при назначении наказания должен руководствоваться лишь объективной оценкой как совершенного преступления, так и личности виновного. Этот принцип получает свое выражение и в установленных законом санкциях за тот или иной вид преступления. Поэтому большинство уголовно-правовых норм имеет альтернативные и относительно определенные санкции с широким выбором видов наказания и значительным расхождением между их нижними и верхними пределами. Справедливость наказания и иных мер уголовно-правового характера предполагает соразмерность наказания совершенному деянию, соответствие наказания личности осужденного с тем, чтобы способствовать его исправлению. Несоответствие санкции за конкретное преступное посягательство принципу справедливости корректируется судами назначением при определенных условиях более мягкого наказания, чем предусмотрено законом за данное преступление (ст. 64 УК).

Справедливость назначенного наказания оценивается сторонами в уголовном судопроизводстве неоднозначно. Поэтому объективным мерилом и гарантией соблюдения принципа справедливости при назначении наказания являются соответствие уголовно-правовым нормам об общих началах назначения наказаний, учет смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, особенностей личности виновного.

Уголовный кодекс в ч. 2 ст. 6 воспроизводит положение ст. 50 Конституции РФ, запрещающей повторное осуждение за одно и то же преступление. Известно, что в истории советского уголовного судопроизводства это элементарное требование принципа законности многократно нарушалось. Чтобы в наше время исключить повторное осуждение российского гражданина за преступление, совершенное им за пределами территории России, УК допускает привлечение такого лица к уголовной ответственности лишь в случае, если оно не было осуждено за это преступление в иностранном государстве. Вторичное рассмотрение дела судом в случае отмены первоначального приговора не является повторным осуждением, т. к. осужденному обязательно при пересмотре дела засчитывается в срок наказания уже отбытая часть наказания, как и время содержания под стражей в досудебных стадиях.

Как оценочная категория справедливость проявляется в уголовном праве с разных сторон. Первая – касается справедливости назначения наказания. Справедливо такое наказание, вид и размер которого соответствуют тяжести совершенного преступления, личности виновного, всем объективным обстоятельствам дела. Однако, чтобы суд мог назначить справедливое наказание, законодатель должен определить справедливую санкцию за преступное деяние (это вторая сторона понятия справедливости в уголовном праве). Справедливая санкция – это та, которая не только соответствует тяжести данного деяния, но и согласуется с санкциями за совершение других преступлений. Третья сторона содержания принципа справедливости касается формирования круга преступных деяний: при криминализации (декриминализации) того или иного деяния законодатель должен учитывать нравственные представления граждан о справедливости и несправедливости определенных поступков.

О ПРОБЛЕМЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Бозров В.М., заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, председатель Екатеринбургского гарнизонного военного суда, полковник юстиции.
Сын украл у отца три метра резинового шланга и схлопотал два года. Раковый больной купил на рынке щепотку опия, чтобы унять невыносимую боль, и получил срок . Насколько справедливы приговоры по этим реальным уголовным делам, каждый расценит по-своему. И в том нет ничего удивительного, потому что проблема справедливости, ее содержания, свойств и критериев остается нерешенной с античных времен.
——————————–
Писарев Е. Дубовый лес сделал ноги // Российская газета. 2000. 2 авг.
Философские дуэли по поводу справедливости постепенно просочились в правовые науки. Причем разброс мнений ученых по этой проблеме настолько разителен, что найти между ними точки соприкосновения представляет определенную трудность. По глубокому убеждению одних, “сегодня в России никакого правосудия и судебной справедливости нет” . Другие, наоборот, категорично заявляют, что российское уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, как никогда прежде, ориентировано на справедливость . Несмотря на полярность позиций, все же объединяет их тоска по справедливости. Правда, по какой справедливости – судопроизводства, судебного решения или того и другого вместе – остается вопросом.
——————————–
См.: Истархов В. Удар русских Богов. С-Петербург, 2001. С. 378 – 379.
См.: Подольный Н.А. Принцип справедливости в уголовном процессе России // Российский судья. 2002. N 12. С. 13 – 15.
В этой связи замечу, что судопроизводство, а в особенности уголовное, включая судебные решения, по определению не может быть ни справедливым, ни несправедливым, потому что при включении справедливости в категорию, искомую судом, она подлежит доказыванию, что, в свою очередь, должно повлечь включение ее в предмет доказывания с конкретной правовой формулировкой. Однако сделать это нельзя, поскольку у каждой стороны свое представление о справедливости. К тому же если вести речь о справедливости судопроизводства, то надо распространять это требование и на досудебные стадии, поскольку по логике вещей без справедливого предварительного расследования не может быть справедливого приговора. А в особенности при рассмотрении уголовного дела в особом порядке, где вывод о доказанности обвинения суд в приговоре делает только по материалам предварительного расследования. Но вот незадача: как реализовать требование справедливости в следственных действиях? Например, при эксгумации трупа, обыске, осмотре места происшествия и т.д.
Можно возразить, что категория справедливости по своей сущности более всего тяготеет к материальному праву, а не к судопроизводству, в связи с чем требования к ней закреплены в ст. 6 УК РФ, хотя и реализуются через ст. 297 УПК РФ при постановлении приговора. Однако с таким доводом можно согласиться, но только отчасти, поскольку в названных нормах говорится лишь о справедливом наказании. Но тогда как быть с правом на справедливое судебное разбирательство или правом на справедливую меру пресечения? Выходит, принцип справедливости обошел их вниманием, а это означает, что в современный уголовный процесс России прокрался принцип двойных стандартов.
Усилия найти исчерпывающие ответы на эти и другие вопросы темы в пределах одной статьи более чем тщетны, в связи с чем автор без претензий на полный анализ проблемы вынужден ограничиться попыткой лишь приподнять незримое покрывало проблемы справедливости в уголовном судопроизводстве и непосредственно в судебном решении с учетом их взаимообусловленности.
Сущность и содержание справедливости – предмет извечных споров со времен Пифагора Самосского. Не ослабляется эта дискуссия и в среде современного поколения философов, правоведов, экономистов, культуроведов. В повседневной жизни мы нередко пользуемся термином “справедливость”, приводя его в качестве критерия при оценке тех или иных поступков должностных либо частных лиц, а также во многих других случаях. Если преступник привлечен к уголовной ответственности, принято говорить, что это справедливо, а при осуждении невиновного отмечаем его несправедливость.
Справедливость воспринимается как понятие о должном, она сопряжена с исторически меняющимися представлениями о неотъемлемых правах человека. В роли категории общественного сознания справедливость охватывает соотношение реальной значимости различных индивидов (социальных групп) и их социального положения, их прав и обязанностей, деяния и воздаяния, труда и вознаграждения и т.д. В справедливость обычно включают идею равенства всех членов общества в их отношении к материальным благам и человека к человеку. Любое несоответствие в этих соотношениях в большинстве своем оценивается как несправедливость.
“Люди прибегают к лексике справедливости, – говорил Э. Кан, когда они сталкиваются с реальным или воображаемым примером несправедливости” .
——————————–
Cahn E. Justice. Jn. International encyclopedia of Social sciences. 1968. Vol. 8. P. 346.
Ученые, занимающиеся проблемой справедливости, отмечают неоднородность ее содержания.
“У справедливости много аспектов: социальный, экономический и др., но все они, – пишет О.В. Мартышин, – в развитом обществе приобретают политический характер, опосредуются политикой” . Что же касается самого понятия справедливости, то, по мнению О.И. Рабцевич, оно является абстрактным, нуждается в конкретных воплощениях и поэтому может иметь несколько значений. Во-первых, “справедливость” выступает в качестве некой идеальной ценности, понятия о том, как должно быть. Во-вторых, “справедливость” может отождествляться с истиной. В-третьих, рассматриваемое понятие может употребляться для обозначения совокупности идеальных (то есть желаемых) закономерностей общественного взаимодействия (как люди должны взаимодействовать друг с другом). В этом смысле может еще употребляться термин “социальная справедливость” .
——————————–
См.: Мартышин О.В. Справедливость и право // Право и политика. 2000. N 12. С. 4.
См.: Рабцевич О.И. О содержании права на справедливое судебное разбирательство // Мировой судья. 2004. N 2. С. 23.
Абстрактный характер содержания справедливости, ее критериев и средств достижения обусловил интерес к этой проблеме философов разных периодов развития человеческого общества. В диалоге Платона “Федр” Сократ задается вопросом: “А если кто назовет справедливость и благо? Разве не толкует их всякий по-своему, и разве мы тут не расходимся друг с другом и сами с собой?” .
——————————–
См.: Платон. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 2. М., 1993. С. 173.
Для Аристотеля справедливость заключается во всеобщем благе. В то же время он не отрицает взаимосвязь равенства и справедливости: “По общему представлению справедливость есть некое равенство. равные должны иметь равное” . “Однако справедливость, – продолжает он, – может быть и неравной: равенство для равных, а неравенство для неравных” .
——————————–
См.: Аристотель. Политика. Кн. 3. VII. 1. С. 114.
Там же. Кн. 3. V. 8. С. 107.
Марк Тулий Цицерон ставил справедливость превыше всего: “Одна эта доблесть – властительница и царица всех доблестей!”, – восклицал он .
——————————–
См.: Цицерон. О старости. О дружбе. Об обязанностях. М., 1975. С. 131.
В основе Кантовских суждений о справедливости лежит библейский завет: возлюби ближнего своего, как самого себя. Представления Прудона по этому поводу тоже основаны на христианском принципе о любви к ближнему .
——————————–
См.: Прудон. Что такое собственность или исследование о принципе права и власти. М., 1919. С. 23.
Буферной идеей в этой тысячелетней дискуссии можно назвать вывод о совпадении справедливости и общего блага .
——————————–
См.: Мартышин О.В. Указ. соч. С. 5.
Пользуясь этим философским посылом, рассмотрим соотношение справедливости и права с проекцией на уголовное судопроизводство.
Поскольку эта проблема по своей глубине и значимости неисчерпаема, как и сама тема справедливости, то в плане историческом полагаю достаточным ограничиться констатацией мнения о том, что именно Цицерону принадлежит первенство перевода понятия справедливости с философских на правовые “рельсы” . Именно его взгляд на соотношение справедливости с правом выглядит более объективным. Великий римлянин утверждал, что достижение абсолютной справедливости вряд ли возможно, напрасны наши попытки пользоваться исключительной справедливостью, ибо “у нас нет подлинного и ясного представления. о настоящей справедливости, и мы пользуемся только тенью и очертаниями” . Цицерон приходит к аналогичному выводу и в отношении истинности наших знаний о праве, поставив между справедливостью и правом знак равенства в смысле гносеологическом .
——————————–
См.: Хайруллин В.И. Одна из классических концепций категории справедливости // Право и политика. 2000. N 12. С. 15 – 25.
Цицерон. Указ. соч. С. 131.
См.: Хайруллин В.И. Указ. соч. С. 16.
Субъективный характер суждения о справедливости, на мой взгляд, достаточно хорошо иллюстрирует следующая персидская легенда.
“Деревенский кузнец убил человека, и кадий приговорил его к смертной казни. Жители деревни толпой пришли к кадию и заявили:
– Кузнец у нас один. Если ты его казнишь, кто же будет подковывать наших мулов и ослов? Пусть казнят вместо него бакалейщика, он нам не так нужен.
Кадий подумал и ответил:
– Зачем же убивать бакалейщика? Он тоже один. Давайте, казним одного из служителей бани – ведь их там двое” .
——————————–
Книга о судах и судьях. М., 1975. С. 216.
Казалось бы, справедливость лежит на поверхности и требует казни кузнеца. Однако у жителей деревни в целом и у каждого из них в отдельности, включая и кадия, мнения по этому поводу разнятся.
С этих позиций сделаем попытку разобраться в соотношении права и справедливости с точки зрения требований, предъявляемых к приговору УК и УПК РФ наших дней.
Согласно ст. 297 УПК приговор только тогда обладает свойством справедливости, когда он постановлен в соответствии с процессуальным законодательством и основан на правильном применении уголовного закона. И наоборот, ст. 383 УПК считает несправедливым приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости. Не представляет труда заметить, что в обеих нормах в качестве критерия справедливости приводится сама же справедливость, которая как категория права обязательна к установлению в процессе отправления правосудия и реализации в приговоре. В то же время суть этой справедливости, которую суд должен установить в процессе доказывания, УПК не называет. Проще говоря, суду необходимо установить что-то неопределенное, но в то же время обязательное и само собой разумеющееся.
В юридической науке по этому поводу тоже нет единства. Одни ученые считают, что справедливость не имеет материального выражения и характеризует приговор только с нравственной стороны , что “справедливость приговора не может быть сведена к его законности и обоснованности. Она выступает как их нравственная оценка в глазах общества и должна быть отражением социальной справедливости”. В то же время законный и обоснованный приговор, полагают некоторые из них, не всегда может быть справедливым. Например, если действующий и примененный уголовный закон уже не соответствует социальным потребностям. Закон может не отражать изменившиеся нравственно-правовые воззрения общества, однако приговор, отвечающий требованию справедливости, утверждают сторонники данной точки зрения, должен это учитывать .
——————————–
Учебник уголовного процесса / Под ред. А.С. Кобликова. С. 284; Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. С. 344; Коган Л.Н. Жить по справедливости. Свердловск, 1988. С. 12.
Уголовно-процессуальное право / Под ред. П.А. Лупинской. С. 399.
Другие процессуалисты полагают, что справедливость как критерий правосудности приговора есть категория юридическая, которая “формируется на основе оценки соответствия юридических норм и актов их применения. Она совпадает с законностью. Быть законным – значит обладать качеством юридической справедливости. И наоборот, кто нарушает законность, не соблюдает правовые нормы, тот действует вопреки юридической справедливости” .
——————————–
См.: Экимов А.М. Справедливость социалистического права. Л., 1980. С. 98.
Существует мнение и о том, что справедливость в уголовном процессе играет роль принципа, требования которого распространяются на все процессуальные документы, в том числе на приговор суда .
——————————–
См.: Нажимов В.П. Справедливость как принцип советского уголовного процесса и важнейшее свойство приговора // Развитие процессуального законодательства. Воронеж, 1987. С. 54.
Чтобы разобраться в этом разноголосом хоре точек зрения, взглянем на справедливость уголовного судопроизводства как на доминанту справедливого приговора.
Можно утверждать, что право на справедливый суд имеет библейские корни. Например, требования к справедливой судебной процедуре встречаются в Ветхом Завете. В качестве условия правосудия рассматриваемое право и его составляющие встречаются в древнейших источниках права. Например, в Кодексе короля Леогвильда (Либер Юдисиорум) 572 г., в японской Конституции Сетоку 604 г., в ст. 3, 4, 59, 77, 78 Псковской Судной Грамоты, в Великой Хартии Вольностей 1215 г., в английском “Ордонансе о судьях” 1346 г. и во многих других документах самых различных периодов истории. На современном этапе практически везде, где существуют писаные конституции, право на справедливый суд имеет конституционный характер .
——————————–
См.: Рабцевич О.И. Международно-правовое закрепление права на справедливое судебное разбирательство.
Применительно к России советского периода справедливость рассматривается лишь как обязательное свойство приговора, а не судопроизводства. В этом смысле оно было закреплено в УПК РСФСР 1922 г., согласно ст. 63 которого решение считалось справедливым только в том случае, если было обосновано

Бозров В.М., заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, председатель Екатеринбургского гарнизонного военного суда, полковник юстиции.
Сын украл у отца три метра резинового шланга и схлопотал два года. Раковый больной купил на рынке щепотку опия, чтобы унять невыносимую боль, и получил срок . Насколько справедливы приговоры по этим реальным уголовным делам, каждый расценит по-своему. И в том нет ничего удивительного, потому что проблема справедливости, ее содержания, свойств и критериев остается нерешенной с античных времен.
——————————–
Писарев Е. Дубовый лес сделал ноги // Российская газета. 2000. 2 авг.
Философские дуэли по поводу справедливости постепенно просочились в правовые науки. Причем разброс мнений ученых по этой проблеме настолько разителен, что найти между ними точки соприкосновения представляет определенную трудность. По глубокому убеждению одних, “сегодня в России никакого правосудия и судебной справедливости нет” . Другие, наоборот, категорично заявляют, что российское уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, как никогда прежде, ориентировано на справедливость . Несмотря на полярность позиций, все же объединяет их тоска по справедливости. Правда, по какой справедливости – судопроизводства, судебного решения или того и другого вместе – остается вопросом.
——————————–
См.: Истархов В. Удар русских Богов. С-Петербург, 2001. С. 378 – 379.
См.: Подольный Н.А. Принцип справедливости в уголовном процессе России // Российский судья. 2002. N 12. С. 13 – 15.
В этой связи замечу, что судопроизводство, а в особенности уголовное, включая судебные решения, по определению не может быть ни справедливым, ни несправедливым, потому что при включении справедливости в категорию, искомую судом, она подлежит доказыванию, что, в свою очередь, должно повлечь включение ее в предмет доказывания с конкретной правовой формулировкой. Однако сделать это нельзя, поскольку у каждой стороны свое представление о справедливости. К тому же если вести речь о справедливости судопроизводства, то надо распространять это требование и на досудебные стадии, поскольку по логике вещей без справедливого предварительного расследования не может быть справедливого приговора. А в особенности при рассмотрении уголовного дела в особом порядке, где вывод о доказанности обвинения суд в приговоре делает только по материалам предварительного расследования. Но вот незадача: как реализовать требование справедливости в следственных действиях? Например, при эксгумации трупа, обыске, осмотре места происшествия и т.д.
Можно возразить, что категория справедливости по своей сущности более всего тяготеет к материальному праву, а не к судопроизводству, в связи с чем требования к ней закреплены в ст. 6 УК РФ, хотя и реализуются через ст. 297 УПК РФ при постановлении приговора. Однако с таким доводом можно согласиться, но только отчасти, поскольку в названных нормах говорится лишь о справедливом наказании. Но тогда как быть с правом на справедливое судебное разбирательство или правом на справедливую меру пресечения? Выходит, принцип справедливости обошел их вниманием, а это означает, что в современный уголовный процесс России прокрался принцип двойных стандартов.
Усилия найти исчерпывающие ответы на эти и другие вопросы темы в пределах одной статьи более чем тщетны, в связи с чем автор без претензий на полный анализ проблемы вынужден ограничиться попыткой лишь приподнять незримое покрывало проблемы справедливости в уголовном судопроизводстве и непосредственно в судебном решении с учетом их взаимообусловленности.
Сущность и содержание справедливости – предмет извечных споров со времен Пифагора Самосского. Не ослабляется эта дискуссия и в среде современного поколения философов, правоведов, экономистов, культуроведов. В повседневной жизни мы нередко пользуемся термином “справедливость”, приводя его в качестве критерия при оценке тех или иных поступков должностных либо частных лиц, а также во многих других случаях. Если преступник привлечен к уголовной ответственности, принято говорить, что это справедливо, а при осуждении невиновного отмечаем его несправедливость.
Справедливость воспринимается как понятие о должном, она сопряжена с исторически меняющимися представлениями о неотъемлемых правах человека. В роли категории общественного сознания справедливость охватывает соотношение реальной значимости различных индивидов (социальных групп) и их социального положения, их прав и обязанностей, деяния и воздаяния, труда и вознаграждения и т.д. В справедливость обычно включают идею равенства всех членов общества в их отношении к материальным благам и человека к человеку. Любое несоответствие в этих соотношениях в большинстве своем оценивается как несправедливость.
“Люди прибегают к лексике справедливости, – говорил Э. Кан, когда они сталкиваются с реальным или воображаемым примером несправедливости” .
——————————–
Cahn E. Justice. Jn. International encyclopedia of Social sciences. 1968. Vol. 8. P. 346.
Ученые, занимающиеся проблемой справедливости, отмечают неоднородность ее содержания.
“У справедливости много аспектов: социальный, экономический и др., но все они, – пишет О.В. Мартышин, – в развитом обществе приобретают политический характер, опосредуются политикой” . Что же касается самого понятия справедливости, то, по мнению О.И. Рабцевич, оно является абстрактным, нуждается в конкретных воплощениях и поэтому может иметь несколько значений. Во-первых, “справедливость” выступает в качестве некой идеальной ценности, понятия о том, как должно быть. Во-вторых, “справедливость” может отождествляться с истиной. В-третьих, рассматриваемое понятие может употребляться для обозначения совокупности идеальных (то есть желаемых) закономерностей общественного взаимодействия (как люди должны взаимодействовать друг с другом). В этом смысле может еще употребляться термин “социальная справедливость” .
——————————–
См.: Мартышин О.В. Справедливость и право // Право и политика. 2000. N 12. С. 4.
См.: Рабцевич О.И. О содержании права на справедливое судебное разбирательство // Мировой судья. 2004. N 2. С. 23.
Абстрактный характер содержания справедливости, ее критериев и средств достижения обусловил интерес к этой проблеме философов разных периодов развития человеческого общества. В диалоге Платона “Федр” Сократ задается вопросом: “А если кто назовет справедливость и благо? Разве не толкует их всякий по-своему, и разве мы тут не расходимся друг с другом и сами с собой?” .
——————————–
См.: Платон. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 2. М., 1993. С. 173.
Для Аристотеля справедливость заключается во всеобщем благе. В то же время он не отрицает взаимосвязь равенства и справедливости: “По общему представлению справедливость есть некое равенство. равные должны иметь равное” . “Однако справедливость, – продолжает он, – может быть и неравной: равенство для равных, а неравенство для неравных” .
——————————–
См.: Аристотель. Политика. Кн. 3. VII. 1. С. 114.
Там же. Кн. 3. V. 8. С. 107.
Марк Тулий Цицерон ставил справедливость превыше всего: “Одна эта доблесть – властительница и царица всех доблестей!”, – восклицал он .
——————————–
См.: Цицерон. О старости. О дружбе. Об обязанностях. М., 1975. С. 131.
В основе Кантовских суждений о справедливости лежит библейский завет: возлюби ближнего своего, как самого себя. Представления Прудона по этому поводу тоже основаны на христианском принципе о любви к ближнему .
——————————–
См.: Прудон. Что такое собственность или исследование о принципе права и власти. М., 1919. С. 23.
Буферной идеей в этой тысячелетней дискуссии можно назвать вывод о совпадении справедливости и общего блага .
——————————–
См.: Мартышин О.В. Указ. соч. С. 5.
Пользуясь этим философским посылом, рассмотрим соотношение справедливости и права с проекцией на уголовное судопроизводство.
Поскольку эта проблема по своей глубине и значимости неисчерпаема, как и сама тема справедливости, то в плане историческом полагаю достаточным ограничиться констатацией мнения о том, что именно Цицерону принадлежит первенство перевода понятия справедливости с философских на правовые “рельсы” . Именно его взгляд на соотношение справедливости с правом выглядит более объективным. Великий римлянин утверждал, что достижение абсолютной справедливости вряд ли возможно, напрасны наши попытки пользоваться исключительной справедливостью, ибо “у нас нет подлинного и ясного представления. о настоящей справедливости, и мы пользуемся только тенью и очертаниями” . Цицерон приходит к аналогичному выводу и в отношении истинности наших знаний о праве, поставив между справедливостью и правом знак равенства в смысле гносеологическом .
——————————–
См.: Хайруллин В.И. Одна из классических концепций категории справедливости // Право и политика. 2000. N 12. С. 15 – 25.
Цицерон. Указ. соч. С. 131.
См.: Хайруллин В.И. Указ. соч. С. 16.
Субъективный характер суждения о справедливости, на мой взгляд, достаточно хорошо иллюстрирует следующая персидская легенда.
“Деревенский кузнец убил человека, и кадий приговорил его к смертной казни. Жители деревни толпой пришли к кадию и заявили:
– Кузнец у нас один. Если ты его казнишь, кто же будет подковывать наших мулов и ослов? Пусть казнят вместо него бакалейщика, он нам не так нужен.
Кадий подумал и ответил:
– Зачем же убивать бакалейщика? Он тоже один. Давайте, казним одного из служителей бани – ведь их там двое” .
——————————–
Книга о судах и судьях. М., 1975. С. 216.
Казалось бы, справедливость лежит на поверхности и требует казни кузнеца. Однако у жителей деревни в целом и у каждого из них в отдельности, включая и кадия, мнения по этому поводу разнятся.
С этих позиций сделаем попытку разобраться в соотношении права и справедливости с точки зрения требований, предъявляемых к приговору УК и УПК РФ наших дней.
Согласно ст. 297 УПК приговор только тогда обладает свойством справедливости, когда он постановлен в соответствии с процессуальным законодательством и основан на правильном применении уголовного закона. И наоборот, ст. 383 УПК считает несправедливым приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости. Не представляет труда заметить, что в обеих нормах в качестве критерия справедливости приводится сама же справедливость, которая как категория права обязательна к установлению в процессе отправления правосудия и реализации в приговоре. В то же время суть этой справедливости, которую суд должен установить в процессе доказывания, УПК не называет. Проще говоря, суду необходимо установить что-то неопределенное, но в то же время обязательное и само собой разумеющееся.
В юридической науке по этому поводу тоже нет единства. Одни ученые считают, что справедливость не имеет материального выражения и характеризует приговор только с нравственной стороны , что “справедливость приговора не может быть сведена к его законности и обоснованности. Она выступает как их нравственная оценка в глазах общества и должна быть отражением социальной справедливости”. В то же время законный и обоснованный приговор, полагают некоторые из них, не всегда может быть справедливым. Например, если действующий и примененный уголовный закон уже не соответствует социальным потребностям. Закон может не отражать изменившиеся нравственно-правовые воззрения общества, однако приговор, отвечающий требованию справедливости, утверждают сторонники данной точки зрения, должен это учитывать .
——————————–
Учебник уголовного процесса / Под ред. А.С. Кобликова. С. 284; Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. С. 344; Коган Л.Н. Жить по справедливости. Свердловск, 1988. С. 12.
Уголовно-процессуальное право / Под ред. П.А. Лупинской. С. 399.
Другие процессуалисты полагают, что справедливость как критерий правосудности приговора есть категория юридическая, которая “формируется на основе оценки соответствия юридических норм и актов их применения. Она совпадает с законностью. Быть законным – значит обладать качеством юридической справедливости. И наоборот, кто нарушает законность, не соблюдает правовые нормы, тот действует вопреки юридической справедливости” .
——————————–
См.: Экимов А.М. Справедливость социалистического права. Л., 1980. С. 98.
Существует мнение и о том, что справедливость в уголовном процессе играет роль принципа, требования которого распространяются на все процессуальные документы, в том числе на приговор суда .
——————————–
См.: Нажимов В.П. Справедливость как принцип советского уголовного процесса и важнейшее свойство приговора // Развитие процессуального законодательства. Воронеж, 1987. С. 54.
Чтобы разобраться в этом разноголосом хоре точек зрения, взглянем на справедливость уголовного судопроизводства как на доминанту справедливого приговора.
Можно утверждать, что право на справедливый суд имеет библейские корни. Например, требования к справедливой судебной процедуре встречаются в Ветхом Завете. В качестве условия правосудия рассматриваемое право и его составляющие встречаются в древнейших источниках права. Например, в Кодексе короля Леогвильда (Либер Юдисиорум) 572 г., в японской Конституции Сетоку 604 г., в ст. 3, 4, 59, 77, 78 Псковской Судной Грамоты, в Великой Хартии Вольностей 1215 г., в английском “Ордонансе о судьях” 1346 г. и во многих других документах самых различных периодов истории. На современном этапе практически везде, где существуют писаные конституции, право на справедливый суд имеет конституционный характер .
——————————–
См.: Рабцевич О.И. Международно-правовое закрепление права на справедливое судебное разбирательство.
Применительно к России советского периода справедливость рассматривается лишь как обязательное свойство приговора, а не судопроизводства. В этом смысле оно было закреплено в УПК РСФСР 1922 г., согласно ст. 63 которого решение считалось справедливым только в том случае, если было обосновано

Принцип справедливости уголовного судопроизводства.

В Постановлении КС РФ сформулирована правовая позиция: правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах.

КС РФ под справедливостью уголовного процесса понимает:

– ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено.

в рамках уголовного судопроизводства это предполагает по меньшей мереустановление на основе исследованных доказательств обстоятельств происшествия, в связи с которым было возбуждено уголовное дело, его правильную правовую оценку, выявление конкретного вреда, причиненного обществу и отдельным лицам, и действительной степени вины лица в совершении инкриминируемого ему деяния.

– при решении вопросов, связанных с содержанием под стражей в качестве меры пресечения, это предполагает исследование судом фактических и правовых оснований для избрания или продления данной меры пресечения.

Принцип справедливости в понимании КС РФ шире принципа объективной истины и требует не только точного установления действительно имевших место обстоятельств преступления органами расследования или судом, но и справедливости подходов при применении любых иных положений УПК РФ.

УПК РФ говорит о справедливости как одном из свойств приговора, отражающего право суда на индивидуализацию наказания с учетом обстоятельств дела и личности подсудимого в рамках, предусмотренных уголовным законом.

Два подхода к понятию справедливости:

Узкий (классический) -УПК РФ.

Широкий (КС РФ)

ЕСПЧ про справедливое судебное разбирательство:

– право на доступ к правосудию

– право на суд, созданный на основании закона

– право на независимый и беспристрастный суд

– право на равенство сторон

– право на защиту

– право на гласное судебное разбирательство

– право на получение мотивированного судебного решения

– право на обжалование судебного решения

– право на рассмотрение дела в разумный срок

Можно выделить два понимания принципа справедливости в уголовном процессе:

Формальную или процессуальную справедливость, т.е. справедливость в формальном понимании, выработанную на основании правовых позиций ЕСПЧ

Сущностную или реальную справедливость, т.е. справедливость в материальном понимании, вырабатываемую в своих решениях КС РФ. При этом это не противоречит международным стандартам.

Итог:справедливость в уголовном процессе в ее сущностном (материальном) понимании есть принцип, в соответствии с которым все уголовно-процессуальные решения и действия должны быть,

Во-первых, направлены, на выяснение, в максимально возможном объеме, действительных обстоятельств дела,

Во-вторых, отражать подлинный смысл институтов и процедур уголовного процесса и,

В-третьих, соответствовать истине.

Участники уголовного судопроизводства: понятие, общая характеристика и классификация.

1. Понятие участника уголовного процесса (судопроизводства).

УПК: участники уголовного судопроизводства – лица, принимающие участие в уголовном процессе.

Участникомуголовного процесса является любой субъект (государственный орган, его должностное лицо, юридическое лицо и его орган управления, человек), у которого возникают права и (или) обязанности при производстве по уголовному деду.

Точное количество участников уголовного процесса не определено, так как кроме участников, перечисленных в УПК есть еще заявитель; лицо, подозреваемое в совершении преступления; лицо, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, и т.д.

Участник уголовного процесса приобретает права и обязанности двумя способами.

Во-первых, признание участника специальным мотивированным решением компетентного должностного лица.Такое решение требуется, если основания для появления участника процесса имеют оценочный характер. Например, лицо признается обвиняемым при наличии достаточных доказательств для обвинения в совершении преступления. Наделение лица правами участника процессанезависимо от желания компетентного должностного лица, ведущего производство по делу, служит важной гарантией прав личности.Так, задержанное лицо всегда становится подозреваемым и, соответственно, приобретает права подозреваемого.

Во-вторых, участник уголовного процесса может появиться в связи с наступлением обстоятельств формального или фактического характера(подача заявления о преступлении, задержание, претерпевание мер процессуального принуждения и иных процессуальных действий, указывающих на наличие в отношении лица подозрения в совершении преступления и т.п.

В обоих случаях лицо или орган становятся участником процесса в тот момент, когда у них возникает хотя бы одно процессуальное право или одна процессуальная обязанность в рамках конкретного уголовного дела.Например, в момент вручения повестки возникает обязанность явиться к следователю для допроса в качестве свидетеля.

Каждому участнику процесса свойственна определенная роль и полномочия, позволяющие эту роль выполнить.Если участник действует в нескольких стадиях процесса, указанная роль может изменяться сообразно цели конкретной стадии.

Дата добавления: 2018-06-01 ; просмотров: 332 ;

Итог:справедливость в уголовном процессе в ее сущностном (материальном) понимании есть принцип, в соответствии с которым все уголовно-процессуальные решения и действия должны быть,

Принцип справедливости

Принцип справедливости (ст. 6 УК РФ) означает, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.
Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

В справедливости выделяется два аспекта:

1. уравнительный (справедливость уравнивающая), предполагает изначальное ра­венство всех граждан перед законом;

2. дифференцирующий (справед­ливость распределяющая), предполагает индивидуализацию наказания, что и закреплено в ст. 6 УК РФ.

Уголовный кодекс содержит ряд положений, направленных на обеспечение справедливого наказания. Прежде всего это за­крепленные в уголовном законе общие начала назначения нака­зания, обязывающие суд учитывать характер и степень общест­венной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осуж­денного и на условия жизни его семьи. На достижение справедли­вости направлены и закрепленные уголовным законом условия назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении, за неоконченное преступление, за преступле­ние, совершенное в соучастии, и т.д.

Назначение справедливого наказания обеспечивается доста­точно широким перечнем его видов, законодательной формули­ровкой уголовно-правовых санкций и т.д.

В части 2 ст. 6 УК РФ, по существу, воспроизводится ст. 50 Конституции РФ: никто не может нести уголовную ответствен­ность дважды за одно и то же преступление. Это положение в пол­ной мере можно было бы отнести к принципу законности.

Принцип гуманизма

Принцип гуманизма в уголовном праве характеризуется двумя обстоятельствами:
1) уголовное за­конодательство Российской Федерации обеспечивает безопас­ность человека (ч. 1 ст. 7УК РФ);
2) нака­зание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, не могут иметь своей целью причинение физических стра­даний или унижение человеческого достоинства (ч. 2 ст. 7 УК РФ).

Таким образом, указанные обстоятельства свидетельст­вуют о двуединой направленности гуманизма, исключающей од­ностороннюю его трактовку как снисхождения к лицам, совер­шившим преступления, назначения им мягкого наказания, пре­доставления им различных послаблений и льгот.

6. Понятие уголовного закона, его основные черты и значение.

Уголовный закон – это нормативный акт, принятый уполномоченным органом государственной власти (Государственной Думой РФ), содержащий юридические нормы, устанавливающие основания и принципы уголовной ответственности, определяющие, какие общественно опасные деяния признаются преступлениями, какие наказания предусмотрены за их совершение и в каких случаях возможно освобождение от уголовной ответственности или наказания.

В соответствии со ст. 71 Конституции Российской Федерации принятие уголовного законодательства отнесено к компетенции Российской Федерации.

Реализуя это предписание Конституции РФ, Государственная Дума приняла 24 мая 1996 г. УК РФ, введенный в действие 1 января 1997 г.

Как это определено в ч. 1 ст. 1 УК РФ, уголовное законодательство Российской Федерации состоит только из Уголовного кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность (а следовательно, и законы, сопутствующие ей), подлежат кодификации – включению в УК РФ. Наличие одного нормативного источника облегчает практику реализации уголовно-правовых предписаний. Следовательно, УК РФ, являясь Федеральным законом, имеет юридическую силу на территории всей Российской Федерации.

УК РФ отражает тенденцию к мировой интеграции и подчеркивает приоритет Конституции РФ в сфере нормативной деятельности государства. В ч. 2 ст. 1 УК РФ указано, что он основывается на Конституции РФ и общепринятых принципах и нормах международного права.

В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ определено, что общепринятые принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. При этом судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 ст. 5 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации” положения официально опубликованных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в РФ непосредственно. В иных случаях наряду с международным договором РФ следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного международного договора.

Пример

Так, с принятием России в Совет Европы и подписанием осенью 1997 г. протокола N6 на применение смертной казни в нашей стране наложен мораторий. Смертная казнь в России практически не применялась с августа 1997 г.
Необходимо отметить, что ряд статей включен в УК РФ в соответствии с международными конвенциями, например, с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г., Венской конвенцией о психотропных веществах 1971 г. и Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. (ст. 228-234).

Как это определено в ч. 1 ст. 1 УК РФ, уголовное законодательство Российской Федерации состоит только из Уголовного кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность (а следовательно, и законы, сопутствующие ей), подлежат кодификации – включению в УК РФ. Наличие одного нормативного источника облегчает практику реализации уголовно-правовых предписаний. Следовательно, УК РФ, являясь Федеральным законом, имеет юридическую силу на территории всей Российской Федерации.

Принцип справедливости

Принцип справедливости закона – одно из древнейших начал законодательства вообще и уголовного в частности. Этот принцип представлял собой объект столь высокого “любопытства” для юристов и философов, что ему посвящали целые трактаты. Поэтому не случайно слово “юстиция”, имеющее международное значение, переводится как “справедливость” (лат. justitia – справедливость, законность).

Справедливость как категория в большей мере этическая означает определенное отношение человека или общества к асоциальным явлениям, поступкам. Понимаемая таким образом справедливость не оставалась неким незыблемым столпом, имеющим стабильное содержание. Суть ее зависела от эпохи, которая с этической точки зрения характеризовалась представлениями людей о нравственности и морали.

Так, в период становления общества славян справедливым считалось сжигание заживо женщины вместе с умершим мужем. В ином случае, по свидетельству Н. М. Карамзина, ее ожидало бесчестие.

В общесоциологическом и философском смысле справедливость подразделяется на юридическую и социальную. Аристотель полагал, что справедливость есть такое этико-социальное свойство человечества, которое может уравнивать граждан в правах и обязанностях, но может отдавать предпочтение отдельным гражданам в зависимости от их заслуг или интеллектуальных преимуществ. В таком контексте Аристотель разделял справедливость на уравнивающую и распределяющую. Мера справедливости Аристотеля практически в неизменном виде дошла и до наших современников, отразившись в законоустановлениях практически всех государств. Что же касается принципа справедливости, закрепленного ст. 6 УК РФ, то в нем воплощена идея юридической справедливости с непременным вкраплением справедливости социальной.

Юридическая, т.е. уравнивающая, справедливость принципа ст. 6 УК РФ заключается в том, что наказание применяется к лицу, совершившему преступление. Однако в дальнейшем принцип справедливости носит характер распределительный. Наказание, иные меры уголовно-правового характера учитывают личностные свойства виновного. В данном случае имеются в виду заслуги субъекта, его постпреступное поведение, предпреступные характеристики и даже его возможная польза для государственного блага в силу особых интеллектуальных потенций индивида.

В современном уголовном законодательстве России принцип справедливости, закрепленный ст. 6 УК РФ, гласит: “1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление”.

Исходя из законодательной формулировки принципа справедливости, в современном уголовном праве она рассматривается применительно к ответственности: справедливым должно быть наказание. При этом принцип справедливости главным образом обращен к деятельности суда, поскольку именно суд и никакой другой орган правоприменения полномочен назначать наказание.

Заметим однако, что справедливое наказание может быть назначено, во-первых, когда справедливым был итог процесса криминализации, т.е. в том случае, если законодатель верно уловил общественную опасность правонарушения, превратив его в преступление.

Во-вторых, наказание может быть справедливо в том случае, если законодатель предусмотрел справедливые, т.е. соответствующие преступлению меры ответственности. Было бы несправедливо, например, если бы законодатель установил за кражу чужого имущества смертную казнь (хотя именно такое наказание считалось справедливым в первых русских правдах). Следовательно, принцип справедливости, хотя и касается в большей мере судейского корпуса, вместе с тем косвенно обращен и к законодателю.

Справедливость наказания, иных уголовно-правовых мер зависит от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения, личности виновного. Законодатель связывает осуществление принципа справедливости прежде всего с характером и степенью общественной опасности деяния. Однако такое иерархическое построение “зависимостей” не следует воспринимать с точки зрения определенных предпочтений. Любое из обстоятельств, перечисленных в ст. 6 УК РФ, влияющих на справедливость ответственности, по своей сути равнозначно другим.

Характер и степень общественной опасности деяния означают тяжесть преступления главным образом с учетом тех последствий, которые оно за собой повлекло.

Побои и убийство – преступления разные. Разные настолько, что совершенно справедливо назначение в нервом случае наказания, не связанного с лишением свободы, а во втором – пожизненного лишения свободы. Тяжкие преступления должны получить справедливо суровую оценку в виде установления максимально репрессивного наказания и, наоборот, менее тяжкие преступные деяния заслуживают менее тяжкой оценки с точки зрения ответственности. Такого рода понимание справедливости заключает в себе некий элемент кары, что вполне естественно и согласуется с наказаниями, предусмотренными ст. 44 УК РФ.

Восстановление социальной справедливости, как одна из главных задач наказания, базируется на верном подходе к поступку и воздаянию субъекту должного. При этом необходимо принимать во внимание, что мера ответственности должна соответствовать тяжести преступного деяния. Процесс сопоставления тяжести преступления и предполагаемой кары за него носит характер выбора. Суд, взвешивая все обстоятельства дела, по собственному усмотрению решает, как надлежит оценить общественно опасное деяние.

Обстоятельства совершения преступления представляют собой в большей мере объективные характеристики. Это может быть, например, негативное социальное окружение (семья, где мать и отец пьют, ведут антиобщественный образ жизни), тяжелое стечение личных обстоятельств (потеря кормильца, длительное неполучение средств к существованию) и т.п. Естественно, причины следует надлежащим образом проанализировать, взвесить на весах правосознания и учесть при выборе меры репрессии.

Если, например, субъект совершил кражу потому, что длительное время не получал зарплату и был вынужден пойти на такой поступок, не имея средств для содержания семьи, то данное обстоятельство вне сомнения должно повлиять на меру его ответственности.

Рассмотрение личности виновного – в большей степени субъективно. Известно, что человек поступает так, как диктует его воля, к чему побуждают его страсти. Вместе с тем в некоторых случаях невозможно освободиться от диктата желаний. И тогда человек совершает преступление, о чем впоследствии, возможно, сожалеет. К таковым относятся, например, преступления, совершаемые в состоянии аффекта (ст. 107, 113 УК РФ).

Аффект, как мы отмечали ранее, представляет собой сильное душевное волнение, от “велений” которого избавиться весьма затруднительно, что характеризует человека как импульсивного. С позиций равенства всех перед законом такой человек должен понести наказание. Но с точки зрения справедливости данная особенность личности влияет на меру репрессивности наказания, назначаемого судом.

Личность виновного составляют его психофизиологические характеристики, индивидуальные предпочтения как представителя социума с присущими данному социуму императивами – отношение к работе, семье, друзьям, алкоголю, наркотикам и др. Естественно и абсолютно правильно, когда хулигану за совершение очередного преступления назначают более строгое наказание, чем лицу, совершившему деяние впервые, да еще в результате стечения личных или семейных обстоятельств.

Данный принцип воплощается в перечне наказаний, которые законодателем исчерпывающим образом отражены в ст. 44 УК РФ. В современном УК РФ предусмотрено 14 разновидностей наказания. При этом статьи Особенной части УК РФ содержат наказания и альтернативные (либо лишение свободы, либо иное наказание), и относительно-определенные (лишение свободы не на некоторый срок, а “от” и “до”). Таким образом, суду предоставлена возможность выбора наиболее справедливого наказания, подходящего для данного конкретного случая, с учетом всех обстоятельств деяния и личности виновного.

Принцип справедливости реализуется, кроме того, в институтах освобождения от уголовной ответственности и наказания, назначения наказания ниже низшего предела и т.п. Например, согласно ст. 64 УК РФ при определенных условиях, касающихся объективных свойств преступления и субъективной характеристики личности виновного, может быть назначено наказание даже ниже того предела, который указан в санкции статьи Особенной части УК РФ за данное преступление.

Действие принципа справедливости наказания и других мер уголовно-правового характера отражается и в том, что уголовным законодательством дважды за одно преступление привлечение к ответственности исключается. Так, российский гражданин, совершивший преступление вне пределов Российской Федерации и осужденный судом иностранного государства, не может одновременно привлекаться к уголовной ответственности в Российской Федерации (ч. 1 ст. 12 УК РФ), поскольку это нарушает конституционные требования ответственности и соответствующие положения международного права.

Между принципами справедливости и равенства всех по отношению к закону имеется тесная взаимосвязь. Вместе с тем понятие равенства граждан перед законом страдает известным формализмом: оно учитывает лишь то, что любой гражданин, совершивший преступление, должен понести наказание.

Принцип справедливости более “лоялен”. Его осуществление предполагает учет как объективных параметров преступления, так и субъективных свойств виновного, что вовсе не присуще понятию равенства.

Аффект, как мы отмечали ранее, представляет собой сильное душевное волнение, от “велений” которого избавиться весьма затруднительно, что характеризует человека как импульсивного. С позиций равенства всех перед законом такой человек должен понести наказание. Но с точки зрения справедливости данная особенность личности влияет на меру репрессивности наказания, назначаемого судом.

ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ

ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ — 1) один из основополагающих принципов уголовного законодательства в РФ (ст. 6 УК РФ). В соответствии с этим принципом: а) наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного; б) никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление; 2) согласно ст. 1 Устава ООН принцип, лежащий в основе мирного урегулирования международных споров, который должен использоваться вместе с принципами международного права. Таким образом, Устав ООН рассматривает П.с. не как относящийся к принципам международного права, а как философскую категорию морально-правового и социально-политического сознания, оценивающую общественную деятельность с точки зрения долженствования. В международных отношениях общедемократическое понятие П.с. согласуется с основными принципами общего международного права и не противоречит им. В свою очередь авторитет и соблюдение правовых норм тем выше, чем основательней убежденность государств и международного сообщества в их справедливости. Реализация П.с. возможна лишь при обеспечении равноправия государств, независимо от существующих между ними различий, при условии признания и уважения законных прав и интересов всех спорящих сторон. Нередко принципы международного права содержат конкретные нормативные положения, вытекающие из идеи справедливости. Урегулирование международных споров и конфликтов надлежит осуществлять не за счет применения силы или угрозы ее применения, а мирными средствами, таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость. Поэтому согласно современному международному праву конфликтующие государства обязаны стремиться к скорейшему и справедливому разрешению всех своих международных споров и разногласий. Полная согласованность П.с. с принципами современного международного права закреплена в ряде основополагающих международно-правовых актов, таких как Устав ООН, Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г., Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г., Манильская декларация о мирном урегулировании международных споров 1982 г., Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. И др.

Юридическая энциклопедия . 2015 .

  • ПРИНЦИП СВОБОДЫ ДОГОВОРА
  • ПРИНЦИП СУВЕРЕННОГО РАВЕНСТВА ГОСУДАРСТВ

ПРИНЦИП РАЗЛИЧИЯ — (difference principle) Принцип, согласно которому неравенство приемлемо только тогда, когда оно сопряжено с занятием должности, доступной для всех – равная возможность (equal opportunity), и приносит благо самым необеспеченным членам общества.… … Политология. Словарь.

Принцип законности

Принцип законности (ст. 3 УК РФ) гласит, что преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только Уголовным кодексом. Применение уголовного закона по аналогии не допускается.

Данный прин­цип, являясь конституционным, включает два важных положе­ния, известных человечеству с давних времен:

  1. нет преступле­ния без указания на то в законе;
  2. нет наказания без указания на то в законе.

Суть первого означает, что к уголовной ответственно­сти может быть привлечено лишь лицо, совершившее обществен­но опасное деяние, запрещенное уголовным законом, суть второ­го — наказуемость деяния вытекает из его преступности и также определяется уголовным законом.

Кодекс дает исчерпывающий перечень видов наказаний с точным указанием условий и пределов его назначения. Это исключает возможность применения су­дом наказания, не предусмотренного законом.

Только Уголовный кодекс фиксирует и другие уголовно-пра­вовые последствия, обусловленные преступностью и наказуемо­стью деяния. Так, лицо, осужденное за совершение преступле­ния, считается судимым со дня вступления обвинительного при­говора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Судимость в соответствии с Кодексом может учиты­ваться при рецидиве преступлений и при назначении наказания (ст. 86 УК РФ).

Кодекс дает исчерпывающий перечень видов наказаний с точным указанием условий и пределов его назначения. Это исключает возможность применения су­дом наказания, не предусмотренного законом.

Ссылка на основную публикацию