Преюдициальное значение в арбитражном процессе

КС РФ:Решения арбитражных и гражданских судов не преюдициальны в уголовном деле

Принятые в порядке арбитражного или гражданского судопроизводства и вступившие в законную силу решения судов не могут иметь объективно преюдициального значения при осуществлении правосудия по связанным с ними обстоятельствами уголовным делам, говорится в определении Конституционного суда России (КС РФ), которым юристу Кантемиру Карамзину было отказано в рассмотрении его жалобы.

В этом же документе КС РФ отметил, что возбуждению уголовного дела не препятствует и принцип презумпции невиновности, поскольку обвинение в совершении преступления может быть опровергнуто только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства.

Невозвратный долг

Как следует из материалов дела, в 2007 году Карамзин дал в долг журналисту и литератору Олегу Блоцкому более 200 тысяч долларов. В 2013 году Карамзин пытался вернуть деньги через суд. Решением суда, принятым в порядке гражданского судопроизводства, иск юриста о взыскании суммы долга и процентов по договорам займа с Блоцкого был удовлетворен. Это решение было оставлено без изменения апелляционной инстанцией, а также Верховным судом РФ. Но в 2014 году Блоцкий подал заявление в полицию о том, что один из договоров займа, представленных Карамзиным в гражданском процессе, был поддельным. По данному заявлению следователем возбуждено уголовное дело по факту покушения на хищение денежных средств путем мошенничества. В 2019 году суд в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ признал возбуждение уголовного дела незаконным, однако апелляционная инстанция отменила это решение и отказала Карамзину в удовлетворении жалобы.

Тогда тот обратился в КС РФ с сомнениями в конституционности статьей 90 и 125 УПК РФ. Которые, по мнению заявителя, позволили следователю преодолеть преюдициальную силу постановления гражданского суда, признавшего законность взыскания имущества (денежных средств), и возбудить уголовное дело о хищении данного имущества с помощью фальсификации, доказательств которой в гражданском процессе представлено не было.

В своем определении КС РФ повторил выводы, сделанные в ранее принятых решениях, согласно которым предмет исследования в каждом виде судопроизводства имеет свои особенности, исходя из которых определяются не только компетентный суд, но и специфика процессуальных правил доказывания по соответствующим делам, включая порядок представления и исследования доказательств, а также основания для освобождения от доказывания.

Преюдиция не абсолютна

“Как признание, так и отрицание преюдициального значения окончательных судебных решений не могут быть абсолютными. Пределы действия преюдициальности объективно обусловлены тем, что установленные судом в рамках его предмета рассмотрения по делу факты в их правовой сущности могут иметь иное значение в качестве элемента предмета доказывания по другому делу, поскольку предметы доказывания в разных видах судопроизводства не совпадают, а суды в их исследовании ограничены своей компетенцией в рамках конкретного вида судопроизводства. В уголовном судопроизводстве решается вопрос о виновности лица в совершении преступления и о его уголовном наказании”, – объясняет КС РФ в своем определении.

Таким образом, по мнению КС РФ, в силу объективных и субъективных пределов действия законной силы судебного решения для органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, не могут являться обязательными обстоятельства, установленные судебными актами других судов, если этими актами дело по существу не было разрешено или если они касались таких фактов, фигурировавших в гражданском судопроизводстве, которые не были предметом рассмотрения и потому не могут быть признаны установленными вынесенным по его результатам судебным актом.

“Принятые в порядке арбитражного или гражданского судопроизводства и вступившие в законную силу решения судов по арбитражным и гражданским делам не могут расцениваться как предрешающие выводы суда при осуществлении уголовного судопроизводства о том, содержит ли деяние признаки преступления, а также о виновности обвиняемого, которые должны основываться на всей совокупности доказательств по уголовному делу”, – говорится в определении КС.

В документе также подчеркивается, что признание за вступившим в законную силу судебным актом, принятым в порядке арбитражного или гражданского судопроизводства, преюдициального значения при рассмотрении уголовного дела не может препятствовать правильному и своевременному осуществлению правосудия по уголовным делам.

В своем определении КС РФ повторил выводы, сделанные в ранее принятых решениях, согласно которым предмет исследования в каждом виде судопроизводства имеет свои особенности, исходя из которых определяются не только компетентный суд, но и специфика процессуальных правил доказывания по соответствующим делам, включая порядок представления и исследования доказательств, а также основания для освобождения от доказывания.

Статья 69 АПК РФ. Основания освобождения от доказывания (действующая редакция)

1. Обстоятельства дела, признанные арбитражным судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

3. Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

4. Вступившие в законную силу приговор суда по уголовному делу, иные постановления суда по этому делу обязательны для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

5. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса, или если нотариальный акт не был отменен в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Для положительного решения вопроса о преюдициальности требуется наличие как объективных, так и субъективных пределов.

Преюдиция в арбитражном процессе

Преюдиция в арбитражном процессе

Преюдиция – это просто как для суда, так и для участников процесса. Суть преюдиции в следующем: суд не проверяет и освобождает от доказывания фактов, которые были установлены вступившим в законную силу судебным актом. Таким судебным актом может быть решение арбитражного суда, решение суда общей юрисдикции и даже приговор суда.

В случае, когда вы с процессуальными оппонентами встречаетесь неоднократно в различных судебных процессах, то скорее рано, чем поздно, но вы будете вынуждены оперировать ч.2 ст.69 АПК РФ. Преюдиция.

Ранее установленные обстоятельства не будут доказываться вновь.

Порой это крайне удобно, особо, если удастся сразу закрепить нужные факты в ранних судебных актах. А для некоторых – наоборот.

Поэтому и возникает вопросы о пределах подобной преюдиции в арбитражном процессе, способах ухода от нее.

В этой публикации мы собрали только некоторые из наиболее понравившихся нам судебных актов, дающих толкование норм о преюдиции и дающие косвенные ответы на наши вопросы.

Приступим.

1. По смыслу упомянутой статьи Кодекса преюдиция распространяется на содержащуюся в судебном акте, вступившем в законную силу, констатацию тех или иных обстоятельств, которые входили в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу. Доказательства того, что спорные обстоятельства не входили в предмет исследования и доказывания суда общей юрисдикции и арбитражных судов в материалы надзорного производства не представлены (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 февраля 2012 г. N ВАС-1592/12 “Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации”, номер дела в первой инстанции: А29-315/2011).

2. Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 ноября 2012 г. N 2013/12).

3. При принятии судебных актов по делам N А76-30841/04-24-650/75 и N А76-22467/05-24-773 суды установили наличие у Томского В.И. прав акционера общества на момент проведения других, ранее состоявшихся общих собраний акционеров общества. Это обстоятельство не может иметь преюдициального значения для настоящего спора, поскольку состав участников акционерного общества не является неизменным (статичным), следовательно, истец должен был доказать наличие у него статуса акционера общества на день проведения общего собрания акционеров, состоявшегося позднее (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 1115/07).

4. Иная оценка судами доказательств по настоящему делу без учета оценки, данной судами тем же доказательствам по ранее рассмотренному делу, в котором участвовали те же лица, противоречит части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 мая 2005 г. N 225/04).

5. Исходя из пункта 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, преюдициальными являются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу; такие обстоятельства не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Свойством преюдиции обладают лишь те обстоятельства, которые входили в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу.
Поскольку при рассмотрении дела N А40-60266/07-136-431 суд констатировал ничтожность договора от 03.10.2007 N 205, а требование о возврате исполненного по этому договору в рамках указанного дела не было заявлено, в предмет доказывания не входило установление обстоятельств, связанных с исполнением обязательств по договору (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N ВАС-12605/12 “Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации”, номер дела в первой инстанции: А40-13211/2011).

6. Опровергая довод ответчика о необходимости квалификации действий истца по названной норме, суд первой инстанции сослался на преюдициальность решения Арбитражного суда Амурской области от 16.12.2010 по делу N А04-4523/2010 по иску фирмы к обществу о взыскании задолженности по оплате указанных услуг по договору, однако в рамках этого дела вопрос о соответствии действий истца Закону о защите конкуренции не исследовался, УФАС Амурской области к участию в деле не привлекалось, в силу чего оснований для применения части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела не имелось (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 июля 2012 г. N 2123/12).

7. Поскольку в рассматриваемом случае недобросовестные действия истца повлекли за собой возникновение юридического факта, правомерность которого, впоследствии, была им же и оспорена, судебные инстанции верно квалифицировали предъявление О.Н.С. требования о признании за ней права на 100% долей в уставном капитале ООО “УК “К” вследствие недействительности договора купли-продажи доли от 29.01.2008 как злоупотребление правом. Данная позиция судов согласуется с позицией Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127 “Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации”, согласно которой признаются злоупотреблением правом случаи, когда в результате недобросовестных действий самого истца возникает юридический факт, правомерность которого впоследствии оспаривается им же в судебном порядке (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 18 мая 2010 г. по делу N А35-7361/08-С5).

8. При подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших. В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ).

Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы (п.2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 57 “О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств”).

Наши комментарии.

1. Если предмет доказывания будет отличаться от предмета доказывания по делу, в рамках которого был принят судебный акт, установивший нужные или мешающиеся обстоятельства, то доказыванием придется заниматься вновь. При этом суду будет позволено оценить доказательства иначе.

2. Если взять за основу Постановление Президиума ВАС РФ от 20 ноября 2012 г. N 2013/12, то можно не трогать предмет доказывания, а представить опровергающие уже установленные факты. Однако оценка наличия опровержения и желание копаться в этом остается на усмотрение суда.

3. В корпоративных спорах права истца как участника/акционера придется подтверждать постоянно, тут преюдиция просто не работает.

4. Если действия лица, первоначально доказывавшего установленные судом факты, в последствии сменили вектор и теперь сводятся к их отрицанию, также может быть воспринято судом как способ не использования преюдиции.

5. Кстати, в последнем случае, возможно квалификация действий лица как формы злоупотребления правом.

6. Субъектный состав изменяйте, если конечно есть возможности для этого.

Из приведенной судебной практики видно, что преюдиция в арбитражном процессе не всегда работает на руку участникам процесса, на нее ссылающимся.Советуем при разработке тактики и стратегии защиты своих прав и интересов в арбитражном суде, в том числе с использованием такого процессуального инструмента, как преюдиция, помнить о случаях когда она не работает (см. выше), а также о потенциальной возможности квалификации судом действий как злоупотребление правом.

8. При подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших. В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ).

Обзор судебной практики и правоприменения за 2018 г.: основания освобождения от доказывания – преюдиция (ст. 69 АПК РФ)

Итоги года принято подводить «трендовыми» темами. К такой теме можно отнести и статью 69 АПК РФ, регулирующую основания, освобождающие сторону от доказывания. При практическом применении этой статьи в судебной практике традиционно возникает несколько проблем, связанных с соблюдением требований к обстоятельствам, установленным судебным актом.

Это – вступление в законную силу судебного акта по ранее рассмотренному делу и круг лиц, участвующих в деле.

Вместе с этим, в ходе судебного процесса трудности в применении этой статьи могут возникнуть и в отношении вида судопроизводства, в порядке которого ранее было рассмотрено обособленное дело между теми же лицами, участвующими в деле.

Однако, в 2018 г. сформировалась иная судебная практика в отношении ст. 69 АПК РФ.

Судебной коллегией было рассмотрен ряд имущественных споров, в которых разрешалась комплексная проблема, не единожды возникшая ранее как при применении ст. 61 ГПК РФ, так и ст. 69 АПК РФ. Согласно фабуле споров в обоснование своих аргументов стороны ссылались на ранее принятые судебные акты. При этом, ранее принятые судебные акты касались объекта имущественных прав, являющегося предметом текущего спора, в составе лиц, не участвующих в текущем деле.

Примечательно, правоприменение преюдиции в контексте имущественных споров первоначально коснулось гражданских дел (Определение Верховного Суда РФ от 05.06.2018 по делу N 5-КГ18-22, Определение Верховного Суда РФ от 26.06.2018 N 117-КГ18-27).

Физическое лицо обратилось в районный суд Краснодарского края с иском к ЗАО о признании недействительной государственной регистрации права собственности ЗАО. При рассмотрении заявленных требований истца суд апелляционной инстанции сослался на преюдициальность решения Арбитражного суда Краснодарского края.

Судебная коллегия не согласилась с такой правовой позицией, аргументируя следующим.

Так, рассмотрение имущественных споров (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»), в которых суд нижестоящей инстанции находит основания для освобождения от доказывания, имеет свои особенности.

Судебная коллегия пришла к выводу, что по смыслу с. 2, 3 ст.61 ГПК РФ или ч. 2, 3 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Следовательно, такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество.

Вместе с этим, такое мнение нашло свое развитие в некоторых других судебных актах Верховного суда РФ.

Рассматривая дело N 5-КГ18-22 Судебная коллегия отметила, что с учетом вышеуказанных норм суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придёт к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы.

Кроме этого, Судебная коллегия подчеркнула в деле N 117-КГ18-27, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда в силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к Департаменту имущественных отношений о признании отсутствующим права собственности Краснодарского края и права хозяйственного ведения Предприятия на нежилые помещения.

Судебная коллегия согласилась с нижестоящими инстанциями в том, что поскольку при исследовании обстоятельств ранее рассмотренного дела арбитражный суд первой инстанции не исследовал обстоятельства, связанные с наличием либо отсутствием у Общества права собственности на спорные помещения, возникшее на основании договора купли-продажи. Также арбитражный суд первой инстанции мотивировал свое решение об истребовании помещений у Общества только отсылкой на наличие в ЕГРП сведений о закреплении помещений на праве хозяйственного ведения за Предприятием, при этом он не учел и провел оценку документов, подтверждающих законность приватизации помещений,. Таким образом, по смыслу ч.2 ст. 69 АПК РФ решение по этому делу не может иметь преюдициального значения при рассмотрении настоящего спора.

Несмотря на устойчивость судебной практики в вопросе преюдиции, в некоторых вопросах правоприменения ст. 69 АПК РФ сохраняется весьма двойственный подход.

В судебной практике презюмируется, что на решения, принятые по КАС РФ не распространяется преюдициальное действие ст. 69 АПК РФ. Аналогичные выводы касаются и судебных актов, принятых по результатам рассмотрения дел об административных правонарушениях в силу абз.2 п. 16.2 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях”.

Между тем в некоторых случаях суды придают преюдициальное значение (как в вышеуказанном случае) оценке, данной судом общей юрисдикции, обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном им деле.

Такие «плавающие» свойства законодательной преюдиции проявляются и в диспозитивных последствиях применения ч.2 ст. 69 АПК РФ, впервые сформулированных в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15.06.2004 N 2045/04 и в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 06.11.2014 № 2528-О.

В 2018 г. Судебной коллегией был дан старт формированию судебной практике по вышеупомянутому вопросу.

Общество обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением к Банку России о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 15.19 КоАП РФ.

Судом было установлено, что ранее Тринадцатым ААС было принято постановление, согласно которому было признано правомерным предписание Банка России об устранении обществом нарушения законодательства Российской Федерации об акционерных обществах.

Однако, Судебная коллегия пришла к выводу о том, что установленная арбитражным судом правомерность предписания Банка России не является обстоятельством, которое в силу ст. 69 АПК РФ, признается преюдициальным по отношению к событию административного правонарушения при рассмотрении настоящего дела об оспаривании постановления о привлечении к административной ответственности.

Суд мотивировал это тем, что указанное предписание не устанавливает событие административного правонарушения, за которое общество привлечено к административной ответственности оспариваемым по настоящему делу постановлением Банка России, поскольку в силу положений ст. 28.2 КоАП РФ указанное обстоятельство установлено в протоколе об административном правонарушении, а позднее и в оспариваемом постановлении о привлечении общества к административной ответственности.

Таким образом, заключила Судебная коллегия со ссылкой на Постановление Президиума ВАС РФ от 15.06.2004 N 2045/04 , ч.2 ст. 69 АПК РФ освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора.

Вопрос преюдиции довольно часто поднимается при рассмотрении споров, связанных с взысканием убытков. Как известно, особенностью таких споров является необходимость доказывания ряда составляющих гражданской ответственности: причинно-следственной связи, противоправности поведения, наличия вреда и вины.

В Определении Верховного Суда РФ от 19.11.2018 N 301-ЭС18-11487 по делу N А79-7505/2010 при рассмотрении дела Судебная коллегия поставила несколько вопросов, подлежащих разрешению и связанных с наличием у уполномоченного органа убытков, их размере и причинной связи между возникновением этих убытков и незаконными действиями (бездействием) конкурсных управляющих с учетом обстоятельств, установленных судебными актами, имеющих в силу ч. 2 ст. 69 АПК РФ преюдициальное значение.

В судебной практике наметилась тенденция к учету положений ст. 69 АПК РФ при рассмотрении споров, связанных с договорами аренды.

Так, в 2018 г. Судебная коллегия рассмотрела дело о взыскании задолженности по договору аренды.

Согласно выводам Судебной коллегии суды должны учитывать выводы ранее рассмотренного дела с этими же сторонами о взыскании задолженности договора аренды, поскольку это обстоятельство является основанием для предъявления истцом требования об уплате ответчиком договорной неустойки за весь период просрочки.

ООО обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании по договору аренды, неустойки за просрочку внесения постоянной арендной платы за октябрь 2016 года, неустойки за просрочку внесения переменной арендной платы за октябрь 2016 года.

При рассмотрении дела Судебная коллегия заключила, что суды необоснованно не учли довод ООО о том, что обстоятельства пользования ответчиком нежилым помещением в октябре 2016 года были установлены вступившими в законную силу судебными актами по ранее рассмотренному арбитражному делу.

Ранее принятым решением Арбитражного суда города Москвы по указанному делу, были удовлетворены требования взыскании задолженности по арендной плате за октябрь 2016 года в меньшем размере (постоянная и переменная часть).

Таким образом, в части установления нарушения ответчиком обязанности по внесению арендной платы по договору аренды за октябрь 2016 указанный судебный акт имеет преюдициальное значение для настоящего дела (ч. 2 ст. 69 АПК РФ). Судебная коллегия пришла к выводу о том, что факт просрочки исполнения обязательства по внесению арендной платы является основанием для предъявления истцом требования об уплате ответчиком договорной неустойки за весь период просрочки (статья 330 ГК РФ).

При таких обстоятельствах, сделала вывод Судебная коллегия, суды нижестоящих инстанций допустили неполное исследование обстоятельств дела, не проверен расчет неустойки, представленный истцом, не разрешен вопрос о необходимости снижения неустойки ( статья 333 ГК РФ), а представленные в материалы дела доказательства противоречат преюдициально установленным фактам.

Следовательно, выводы судов о выбытии нежилого помещения из владения ответчика и об отсутствии в связи с этим оснований для взыскания неустойки за просрочку внесения арендных платежей за октябрь 2016 сделаны при неполном исследовании всех обстоятельств дела.

На заметку:

Как следует из иных дел, передаваемых на рассмотрение ВС РФ, в ближайшем будущем применение преюдиции при рассмотрении дел об аренде будет существенно учитываться в судебной практике.

Так, на рассмотрение ВС РФ в судебном заседании было передано дело о признании ничтожными договора аренды и договора субаренды, в котором, по мнению заявителя, истец при обращении в регистрирующий орган представил только лишь решение суда об обязании заключить договор аренды с истцом.

ООО обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к индивидуальному предпринимателю, обществу, АО о признании ничтожными договора аренды, заключенного предпринимателем и обществом и договора субаренды, заключенного между обществом и АО (субарендатор), ссылаясь на то, что указанные договоры аренды и субаренды нежилого помещения нарушают его преимущественное право на заключение в порядке статьи 618 ГК РФ договора аренды части этого помещения.

Требования ООО были удовлетворены судами первой и апелляционной инстанций и мотивированы тем, что согласно ч. 2 ст. 69 АПК РФ вступившим в законную силу судебным актом на предпринимателя возложена обязанность заключить с ООО.

Следовательно, сделалала вывод Судебная коллегия, предоставление помещения во владение новому арендатору, а в последующем и субарендатору, фактически лишило истца преимущественного права на заключение договора аренды части помещения в порядке статьи 618 ГК РФ и на получение этой части во владение и пользование.

В свою очередь, признание оспариваемых сделок ничтожными повлечет реальное восстановление нарушенных прав ООО, поскольку в ЕГРН будет аннулировано право аренды и субаренды ответчиков на спорное помещение, а истец получит возможность зарегистрировать свое право аренды на его часть на основании решения суда по ранее рассмотренному делу.

При рассмотрении дела Судебная коллегия заключила, что суды необоснованно не учли довод ООО о том, что обстоятельства пользования ответчиком нежилым помещением в октябре 2016 года были установлены вступившими в законную силу судебными актами по ранее рассмотренному арбитражному делу.

Верховный суд напомнил о преюдиции

Минимущества не согласилось с такой позицией и обжаловало ее в ВС (дело № 46-КГ 18-34). Там поддержали министерство. Верховный суд напомнил о преюдиции – ведь вступившим в силу судебным актом подтверждено, что Пискарева не имела права на участки, значит, постройка считается самовольной, сделал вывод ВС. При этом то, что участок не использовался, не имеет значения, а заявлять требование о сносе вместе с иском об изъятии земли необязательно: иск может быть отдельным.

Во-первых, преюдиция используется как механизм возмещения ущерба государству виновными лицами.

В Апелляционном определении Омского областного суда от 07.06.2017 по делу N 33-3766/2017 суд по иску о взыскании ущерба, возложении обязанности разработать проект рекультивации и провести рекультивацию земельного участка, признал претензии Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Омской области обоснованными.

Постановлением от 20 сентября 2016 года N 25-77/2016 ООО «Лузинское зерно» привлечено к административной ответственности по части 2 статьи 8.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. В результате порчи (уничтожения) земель из оборота земель сельскохозяйственного назначения ООО «Лузинское зерно» выведен земельный участок общей площадью 13 кв. м. Согласно произведенному расчету сумма ущерба составляет 81 120 рублей. И поскольку было доказано административное правонарушение, то суд признал доказанным и ущерб государству.

В Апелляционном определении Верховного суда Республики Дагестан от 31.05.2017 N 33-2676/2017 суд взыскал с воспитателя детского сада размер ущерба, который возник в результате халатности работника. Согласно п. 1 ст. 1080 Гражданского кодекса Российской Федерации лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

Статья 69 АПК РФ. Основания освобождения от доказывания

1. Обстоятельства дела, признанные арбитражным судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

3. Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

4. Вступившие в законную силу приговор суда по уголовному делу, иные постановления суда по этому делу обязательны для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

5. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса, или если нотариальный акт не был отменен в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении.

Признание факта общеизвестным относится к полномочиям арбитражного суда. Процессуальный порядок признания арбитражным судом того или иного факта общеизвестным в АПК не регламентируется. В связи с этим необходимо обратить внимание на два обстоятельства. Во-первых, заинтересованные лица вправе представлять аргументы, подтверждающие или опровергающие общеизвестность факта. Во-вторых, форма признания факта общеизвестным может быть различной (как молчаливое согласие, так и в форме заявлений по этому поводу).

Решения арбитражных судов имеют преюдициальное значение

ПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНИНА СУРИНОВА ТАТЕВОСА РОМАНОВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 90
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Как преодолеть фактор преюдиции ….?

Иногда возникают ситуации когда в ходе судебных споров (в т.ч. и налоговых споров), Инспекция ссылается на судебные решения, которые были вынесены судами ранее по этому же налогоплательщику и по аналогичным обстоятельствам спора. В этом случае налоговые инспекторы ссылаются на факторы, изложенные в пунктах 2,3,4 статьи 69 АПК РФ, как на фактор преюдиции предыдущего судебного решения по отношению к судебному спору, который сейчас стоит на повестке дня. Но сама по себе преюдиция вовсе не догма, и порой есть возможность доказать, что она не применима к спору, который сегодня стоит на повестке дня. Но как это доказать? Об этом расскажет генеральный директор ООО «Аудиторская фирма «БЭНЦ» Николай Некрасов.

Пункт 2 статьи 69 АПК РФ звучит следующим образом: Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Именно это и называется преюдицией.

Однако это вовсе не означает, что преюдиция является незыблемой догмой и ничего более сделать уже нельзя. Ведь из текста процитированной статьи следует, что законодатель говорит лишь об обстоятельствах, установленных предшествующим судебным актом. Следовательно, если ныне мы имеем обстоятельства те же что и прежде, то преюдиция работает, и заново они судом рассматриваться уже не будут. А если обстоятельства те же самые, но в деле появились новые доводы (доказательства), то и фактор преюдиции уже не работает, поэтому судом заново должны рассматриваться новые доводы и доказательства, появившиеся в данном деле. На мой взгляд по сути эта же самая мысль заложена законодателем и в правило, по которому можно заново пересмотреть прежнее судебное решение по вновь открывшимся обстоятельствам.

Следовательно, если по вновь открывшимся обстоятельствам можно пересмотреть прежние решения судов, то почему нельзя отвергнуть фактор преюдиции, если у одной из сторон спора появились новые доводы и доказательства по делу, которые опровергают обстоятельства, установленные прежним судом.

Приведу пример. В одном из налоговых споров Инспекция пишет, что арбитражный суд по ранее рассмотренному делу № …. установил, что формальное разделение бизнеса между Обществом и предпринимателями было осуществлено с целью уменьшения налоговой базы по единому социальному налогу. Такая деятельность Общества квалифицирована предыдущим судом, как направленная на получение необоснованной налоговой выгоды… Следовательно, согласно п.2 ст.69 АПК РФ указанное решение предыдущего суда имеет преюдициальное значение для настоящего дела и обстоятельства, установленные в ходе рассмотрения предыдущего дела, не подлежат повторному доказыванию при рассмотрении настоящего дела.

И действительно, несколько лет назад был суд на аналогичную тему спора, который налогоплательщик проиграл. Однако ныне у налогоплательщика есть совершенно иные доводы, более мощная и документально обоснованная доказательная прзиция чем та, которую налогоплательщик заявлял в прежнем суде. И эта новая доказательная база буквально опровергает выводы предыдущего суда. Т.е. если бы прежний суд рассматривал те доводы налогоплательщика, которые он приводит в обоснование своей позиции сегодня, то прежнее судебное решение вполне возможно было бы совсем иным и завершилось бы победой налогоплательщика.

Так в нашем условном примере по предыдущему делу арбитражным судом доказательства (экономические расчеты) о неизбежной убыточности деятельности Заявителя на общем режиме налогообложения судом вообще не исследовались, а в настоящем деле именно эти доказательства о финансовых итогах деятельности Заявителя на общем режиме налогообложения, фактически опровергают факты, установленные предыдущим судом. Соответственно и решение по предыдущему делу не может иметь преюдициального значения для настоящего спора и ссылка Инспекции на нормы ст.69 АПК РФ, в данных условиях неправомерна.

Свою позицию об отсутствии преюдиции в настоящем споре можно обосновать опираясь на позицию Президиума ВАС РФ, который в своем постановлении от 20.11.2012 года № 2013/2012 указал, что (цитата): «Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их ОПРОВЕРЖЕНИЯ принимаются другим судом по другому делу, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым, преюдициальность служит лишь средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности».

В нашем примере сложилась именно такая ситуация, что факты, установленные судом при рассмотрении прежнего дела, ОПРОВЕРГАЮТСЯ доказательствами, представленными Заявителем по настоящему делу.

Следовательно, факт формального разделения бизнеса в 2009 году, установленный предыдущим судом, как направленный лишь на получение необоснованной налоговой выгоды в контексте исчисления исключительно налога ЕСН, сегодня ОПРОВЕРГАЕТСЯ заявителем в настоящем деле, поскольку новые доказательства по настоящему делу доказывают, что разделение бизнеса налогоплательщика в 2009 году все-таки имело явную деловую цель – убережение предприятия от прогнозируемых убытков и спасение предприятия от неминуемого банкротства, а так же социально-значимую цель – сохранение ВСЕХ рабочих мест.

Пункт 2 статьи 69 АПК РФ звучит следующим образом: Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Именно это и называется преюдицией.

Преюдиция в арбитражном процессуальном праве

Преюдиция происходит от латинского слова praejudicium, которое означает «предварительное решение» [7, 252]. В гражданском законодательстве отсутствует определение понятия преюдиции, но в судебной практике его можно встретить. Так Федеральный Арбитражный суд Уральского округа в своем постановлении от 21 мая 2008 года определил преюдицию как установление судом конкретных фактов, которые закрепляются в мотивировочной части судебного акта и не подлежат повторному судебному установлению при последующем разбирательстве иного спора между теми же лицами. Преюдициальность предусматривает не только отсутствие необходимости повторно доказывать установленные в судебном акте факты, но и запрет на их опровержение.

Факты, которые были установлены судом при рассмотрении одного дела, принимаются другим судом впредь до их опровержения при рассмотрении другого дела, если эти факты имеют значение для разрешения дела. Единственным способом опровержения (преодоления) преюдиции является пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 29 сентября 2015 года, что признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела.

Преюдициальными являются те юридические факты, которые имеют материально-правовое содержание, а те факты, которые устанавливают процессуальное положение, преюдициальными не являются.

Преюдициальность имеет свои объективные и субъективные пределы. Объективными пределами преюдициальности являются обстоятельства, которые были установлены вступившим в законную силу судебным актом по раннее рассмотренному делу. Преюдициальным будет являться то обстоятельство, которое имеет значение для правильного рассмотрения дела, установленное судом и изложенное в мотивировочной части вступившего в законную силу судебном акте. Обстоятельство, которое должно быть установлено, или если оно не оценивалось, не входит в предмет доказывания и не исследовалось, преюдициальным быть не может. Субъективными пределами преюдициальности являются наличие одних и тех же лиц, участвующих в деле, или их правопреемников в первоначальном и последующем процессах [4].

В судебной практике встречается разное толкование статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Как указал Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в своем Постановлении от 2 апреля 2013 года, что частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрена не преюдиция, а презумпция истинности фактов, установленных вступившим в законную силу судебным актом. Но Седьмой арбитражный апелляционный суд в своем Постановлении от 28 августа 2015 года истолковал эту норму по иному: Доводы апеллянта о том, что статьей 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федераци предусмотрена не преюдиция, а лишь презумпция истинности фактов, и суд при рассмотрении второго дела делает мотивированные выводы, которые могут быть иными, основаны на ошибочном толковании норм права.

Согласно части 2 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. При этом свойством преюдиции обладают обстоятельства, составляющие фактическую основу ранее вынесенного по другому делу и вступившего в законную силу решения, когда эти обстоятельства имеют юридическое значение для разрешения спора, возникшего позднее. Под обстоятельствами, которые могут быть установленными, следует понимать обстоятельства, имеющие правовое значение. Правовое значение обстоятельств выявляется и устанавливается в результате правовой оценки доказательств, их существования и смысла.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности. То есть можно сказать, что в основе института преюдиции лежит аксиома истинности вступившего в законную силу судебного акта – res judicata pro vetitate habetur (лат. «судебное решение принимается за истину»).

Литература

  1. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 2060-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Росагролизинг» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 22 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», пунктом 2 статьи 670 Гражданского кодекса Российской Федерации и частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».
  2. Постановление Верховного суда Российской Федерации от 21 июля 2015 г. по делу № 310-АД15-7716.
  3. Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 28 августа 2015 года по делу N А67-1112/2015.
  4. Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 6 августа 2015 г. N С01-561/2015 по делу N СИП-982/2014.
  5. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 2 апреля 2013 по делу N А78-7510/2012.
  6. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 21 мая 2008 г. № Ф09-3637/08-С2 по делу № А71-41/04.
  7. Блажеев В. В. Гражданский процесс: учебник для бакалавров / отв. ред. Бладеев В. В., Укусова Е. Е. Москва: Проспект, 2015. – 736 с.

Преюдициальность имеет свои объективные и субъективные пределы. Объективными пределами преюдициальности являются обстоятельства, которые были установлены вступившим в законную силу судебным актом по раннее рассмотренному делу. Преюдициальным будет являться то обстоятельство, которое имеет значение для правильного рассмотрения дела, установленное судом и изложенное в мотивировочной части вступившего в законную силу судебном акте. Обстоятельство, которое должно быть установлено, или если оно не оценивалось, не входит в предмет доказывания и не исследовалось, преюдициальным быть не может. Субъективными пределами преюдициальности являются наличие одних и тех же лиц, участвующих в деле, или их правопреемников в первоначальном и последующем процессах [4].

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Куклина Марина Валерьевна

5. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 2 апреля 2013 по делу N А78-7510/2012.

Преюдициальное значение в гражданском процессе

Здесь основаниями для освобождения от доказывания, изложенными в ст. 61 ГПК, являются следующие:

  • Обязательными для суда являются те обстоятельства, что установлены по делу, рассмотренному раньше. Они не доказываются снова и не оспариваются, когда рассматривается другое дело с участием тех же лиц.
  • Когда рассматривается гражданское дело, то не доказываются и не оспариваются обстоятельства, подтвержденные решением арбитражного суда, лицами, участвовавшими в арбитражном процессе.
  • Если судом рассматривается дело, касающееся гражданско-правовых последствий тех действий, что были совершены лицом, относительно которого вынесен судебный приговор по уголовному делу, то для гражданского суда этот приговор обязателен. Это касается той его части, что посвящена вопросам о факте совершения действий и о совершении их конкретным лицом.

Если имеется приговор суда, принятый по уголовному делу, то он также будет обязательным для арбитражного суда. Это действует в части указания в решении того, были ли произведены определенные действия и совершило ли их определенное лицо.

Преюдиция в уголовном, арбитражном и гражданском процессах

Преюдиция (или заранее предустановленная сила) – это юридический термин, означающий признание обстоятельств, установленных судебным актом, при рассмотрении последующих дел без дополнительной проверки.

Для начала приведем законодательное обоснование.

  1. Преюдиция в уголовном процессе.

2.Преюдиция в арбитражном процессе

3.Преюдиция в гражданском процессе

Приведем примеры преюдиции в рамках гражданского процесса:

1) Первый процесс – определение порядка пользования жилым помещением. Второй процесс – разделение коммунальных платежей пропорционально выделенной по первому решению суда жилплощади.

2) Первый процесс – определение места жительства ребенка с отцом. Второй процесс – взыскание алиментов с матери.

Примеры преюдиции в рамках арбитражного процесса (этот вид преюдиции очень похож на преюдицию в гражданском процессе):

1) Первый процесс – взыскан долг. Второй процесс – взыскана неустойка за просрочку выплаты долга.

2) Первый процесс – установлено право собственности на недвижимость. Второй процесс – выселение арендаторов, незаконно занимающих эту недвижимость.

Примеры преюдиции в рамках уголовного процесса:

1) Первый процесс – хищение имущества. Второй процесс – легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления

2) Первый процесс – растрата денег организации. Второй процесс – неправомерные действия при банкротстве.

Преюдиция может фигурировать в разных процессах.

1) Первый процесс уголовный, приговор по факту злостного уклонения от уплаты алиментов. Второй процесс – гражданский, по лишению родительских прав.

2) Первый процесс – уголовный (мошенничество), второй процесс – арбитражный (признание сделки недействительной),

В настоящее время все три закона (ГПК, АПК и УПК) синхронизированы и приведены в соответствие друг с другом, то есть судебные акты этих трех ветвей судебной системы имеют равное значение и преюдицию друг для друга. Но еще пару лет назад ситуация была иной: приговор по уголовному делу имел предопределяющее значение и был важнее, чем решения судов по арбитражным и гражданским делам. То есть приговор имел преюдициальное значение для решений гражданских судов; а решения гражданских судов преюдицией для уголовного суда не являлись.

Стало ли сейчас лучше?

В основной своей массе, уголовные дела не нуждаются в гражданской преюдиции. Это кражи, грабежи, разбои, наркотики, причинение телесных повреждений. Перечисленные категории дел представляют большинство, основной удельный вес среди общего числа уголовных преступлений. Но есть и преступления экономические, преступления интеллектуальные, или «беловоротничковые», как их иногда называют. И тут мы имеем иную картину.

Так, например, налоговые преступления (статьи 198 – 199.2 УК РФ) весьма сложны в доказывании. Сейчас доказывание вины в уклонении от уплаты налогов производится на основании документов, актов проверок налоговой службы, решений арбитражных судов. Вот что по этому поводу говорит Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. N 64 “О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления”:

23. Судам надлежит иметь в виду, что доказательствами, подтверждающими наличие или отсутствие в содеянном признаков составов преступлений, предусмотренных статьями 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ, могут быть налоговые декларации, другие необходимые для исчисления и уплаты налогов и (или) сборов документы, акты проверок исполнения законодательства о налогах и сборах, иные формы проведения налогового контроля органами, уполномоченными на это законодательством, а также заключение эксперта, материалы проверок исполнения законодательства о налогах и сборах иных органов.

При рассмотрении уголовных дел о налоговых преступлениях судам необходимо учитывать вступившие в законную силу решения арбитражных судов, судов общей юрисдикции, а также другие решения, постановленные в порядке гражданского судопроизводства, имеющие значение по делу. Такие решения подлежат оценке в совокупности с иными собранными доказательствами по правилам статьи 88 УПК РФ.

Но если рассмотреть арбитражный процесс и процесс по проведению налоговых проверок, то получаем следующую картину: решение выносится только на основании документов, предоставленных налогоплательщиком. Налоговая служба направляет на предприятие уведомление о том, что начинается налоговая проверка, требуется представить все документы к определенному сроку. Соответственно, получив это уведомление, директор предприятия в связке с главных бухгалтером имеют предостаточно времени, чтобы сделать все документы (читай: подделать), свидетельствующие о доходах/расходах предприятия. Далее: арбитражный суд тоже выносит решение только по представленным документам. При этом ни налоговая служба, ни арбитражный суд не имеют полномочий по оперативно-розыскной деятельности, то есть процесс доказывания весьма ущемлен – я бы даже сказал, ущемлен до степени невозможности доказывания в некоторых случаях.

Теперь смотрим, как было ранее: при существовании налоговой полиции, в штате состоял оперативно-розыскной отдел, которым на законодательном уровне принадлежали полномочия при осуществлении оперативной деятельности. Соответственно, налоговые опера вправе были осуществлять различные мероприятия: прослушку телефонных переговоров (в которых директор и бухгалтер обсуждают завышение расходов), обследование помещения бухгалтерии и кабинета директора (в столе и в сейфе которых зачастую изымались поддельные печати предприятий-однодневок), изъятия документов (на которых липовые подписи и печати) и т.д. Эффективность такого подхода была значительно выше.

В настоящее же время смысла во всем этом немного, т.к. налоговая служба и арбитражный суд уже вынесли решение, зафиксировали отсутствие недоимки, и все – наступила преюдиция, обязательность арбитражного решения для уголовного суда. И даже если оперативники целый год собирали информацию и в итоге собрали ее, нашли неопровержимый компромат на директора и бухгалтера – уголовный суд не будет рассматривать эту информацию в силу той же преюдиции.

Так было после принятия федерального закона от 29 декабря 2009 года N 383-ФЗ, который внес изменения в статью 90 УПК «Преюдиция» и уравнял значение решений арбитражного, гражданского и уголовного судов.

Но, как это часто бывает у нас, ошибки законодательной власти исправляет судебная власть. И этот раз не был исключением.

21 декабря 2011 г. Конституционный Суд вынес Постановление РФ от N 30-П “По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко” и постановил:

Таким образом, хоть в тексте закона решения трех разных судов (уголовный, арбитражный и гражданский) и имеют равное и преюдициальное друг для друга значение, но толковать это надо именно так, как толкует Конституционный суд. Приговор уголовного суда все равно стоит особняком, и это правильно.

Теперь смотрим, как было ранее: при существовании налоговой полиции, в штате состоял оперативно-розыскной отдел, которым на законодательном уровне принадлежали полномочия при осуществлении оперативной деятельности. Соответственно, налоговые опера вправе были осуществлять различные мероприятия: прослушку телефонных переговоров (в которых директор и бухгалтер обсуждают завышение расходов), обследование помещения бухгалтерии и кабинета директора (в столе и в сейфе которых зачастую изымались поддельные печати предприятий-однодневок), изъятия документов (на которых липовые подписи и печати) и т.д. Эффективность такого подхода была значительно выше.

Пытается подменить один факт другим

Иногда сторона пробует распространить на один факт преюдициальную силу другого. Например, суд вынес решение, которым признал незаконность привлечения лица к административной ответственности.

Причина — при составлении протокола или постановления были допущены процедурные нарушения. Соответственно, это не говорит о том, что в гражданском деле нельзя применить к такому лицу санкции.

Пример: арендатор застраховал помещение в пользу арендодателя. Произошел пожар. Страховщик выплатил возмещение, после чего подал иск к арендатору.

Ответчик пытался доказать свою невиновность ссылкой на преюдицию. Он указал, что в другом деле суд не привлек к административной ответственности директора арендатора за пожар.

Суд отказал ответчику, поскольку в основу решения положено лишь то, что протокол об административном правонарушении составило должностное лицо без привлекаемого к ответственности лица либо его представителя. Это говорит о том, что не был соблюден порядок составления процессуального документа.

Поясните суду, что оппонент подменяет один юридический факт другим, допускает подмену понятий, то есть нарушает закон тождества. Например, если в первом деле суд не нашел основания привлечь к административной ответственности лицо, это не тождественно отсутствию причинно-следственной связи между действиями лица и каким-либо обстоятельством.

Поэтому решения, которые приняты в отношении других лиц и по иным фактическим обстоятельствам дела, не могут иметь преюдициального значения.

Верховный суд напомнил о преюдиции

В целом апелляция должна или обязать снести постройку, или признать право собственности. Но там сделали противоречивый вывод: с одной стороны, о необходимости восстановить права заявителя, что без сноса невозможно, с другой – о правомерности строения. Это противоречит выводам преюдициального судебного акта, указал ВС и направил дело на новое рассмотрение апелляции, где на этот раз должны принять во внимание преюдициальный судебный акт.

Ссылка на основную публикацию