Частно публичное обвинение в уголовном процессе

Статья 20. Виды уголовного преследования

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 144.1, 145, 146 частью первой, 147 частью первой, 159 частями пятой — седьмой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 частями первой — четвертой, 159.1 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности. К уголовным делам частно-публичного обвинения не могут быть отнесены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, в случаях, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 144.1, 145, 146 частью первой, 147 частью первой, 159 частями пятой — седьмой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 частями первой — четвертой, 159.1 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности. К уголовным делам частно-публичного обвинения не могут быть отнесены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, в случаях, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

Уголовные дела частного обвинения

Как правило, уголовные дела частного обвинения отличаются тем, что возбуждаются лишь в случаях, если имеется заявление потерпевшего, в котором он просит привлечь лицо, совершившее в отношении него преступление, к уголовной ответственности. Кроме того, дела частного обвинения должны быть прекращены, если от потерпевшего и обвиняемого до возбуждения суда в совещательную комнату поступили заявления об их примирении.

Среди всего массива составов преступлений, предусмотренных особенной частью Уголовного кодекса РФ, преступлений, по которым возбуждаются дела частного обвинения, немного. К уголовным делам частного обвинения УПК РФ относит дела о преступлениях, которые предусмотрены:

  • ч. 1 ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью потерпевшего);
  • ч. 1 ст. 116 УК РФ (побои);
  • ч. 1 ст. 128.1 УК РФ (клевета).

Возбуждение уголовного дела частного обвинения и частно-публичного обвинения

Частное обвинение в уголовном процессе

В уголовном процессе есть такое понятие как уголовное преследование. И, согласно УПК, у него еще есть и виды. Это та самая деятельность, которая позволяет стороне обвинения уличить подозреваемого или обвиняемого в том, что именно он совершил преступление.

Уголовно-процессуальное право

Таким образом, уголовно-процессуальный закон предусматривает три вида уголовного преследования, отличающихся друг от друга

Всё об уголовных делах

159.5 УК (мошенничество в страховании),

Статья 20 УПК РФ. Виды уголовного преследования

Новая редакция Ст. 20 УПК РФ

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции – до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 144.1, 145, 146 частью первой, 147 частью первой, 159 частями пятой – седьмой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 частями первой – четвертой, 159.1 – 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности. К уголовным делам частно-публичного обвинения не могут быть отнесены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 – 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, в случаях, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

Новая редакция Ст. 20 УПК РФ

Статья 20. Виды уголовного преследования

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116 частью первой, 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных статьей 25 настоящего Кодекса. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 145, 146 частью первой, 147 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159-159.6, 160, 165 Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны .
5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

Дела частно-публичного обвинения возбуждаются также лишь по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК (см. ком. к ней). После возбуждения такого дела производство по нему осуществляется в общем порядке.

Статья 20. Виды уголовного преследования

Статья 20. Виды уголовного преследования

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции – до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 144.1, 145, 146 частью первой, 147 частью первой, 159 частями пятой – седьмой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 частями первой – четвертой, 159.1 – 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности. К уголовным делам частно-публичного обвинения не могут быть отнесены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 – 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, в случаях, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

2.1. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке (часть первая статьи 20); уголовные дела частного обвинения возбуждаются в отношении конкретного лица не иначе как путем подачи потерпевшим, его законным представителем заявления в суд, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части первой и частью четвертой статьи 147 данного Кодекса (часть вторая статьи 20 и часть первая статьи 318) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 июня 2014 года N 1432-О). При этом статья 318 УПК Российской Федерации, регулируя порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения, сама по себе не регламентирует права подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Понятие и виды уголовного преследования по УПК РФ статья 20

Уголовное преследование − это вполне обычное мероприятие, производимое правоохранительными органами для изобличения виновного, которое заключается в собирании доказательств, а также предъявлении обвинения и в последующем вынесении обвинительного заключения. Порядок уголовного преследования отличается в зависимости от характера совершенного злодеяния и его тяжести. Дифференциация порядков, а также основания разделения преследования на отельные виды регламентирует ст. 20 УПК РФ.


Уголовное преследование − это вполне обычное мероприятие, производимое правоохранительными органами для изобличения виновного, которое заключается в собирании доказательств, а также предъявлении обвинения и в последующем вынесении обвинительного заключения. Порядок уголовного преследования отличается в зависимости от характера совершенного злодеяния и его тяжести. Дифференциация порядков, а также основания разделения преследования на отельные виды регламентирует ст. 20 УПК РФ.

Статья 20. Виды уголовного преследования

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции – до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 144.1, 145, 146 частью первой, 147 частью первой, 159 частями пятой – седьмой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 частями первой – четвертой, 159.1 – 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности. К уголовным делам частно-публичного обвинения не могут быть отнесены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 – 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, в случаях, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

Виды уголовного преследования

Уголовное преследование, согласно ч. 1 ст. 20 УПК, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке. Разграничение порядков (видов [1] ) уголовного преследования является одним из элементов обеспечения оптимального баланса и непротиворечивости публичных и частных интересов в уголовном судопроизводстве.

Дифференциация порядков уголовного преследования осуществляется в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления (ч. 1 ст. 20 УПК). Вместе с тем остается неясным, почему законодатель не отнес к частному и частно-публичному уголовному преследованию дела о всех преступлениях, которые по своему характеру и тяжести подпадают под данные критерии? Единственным ответом на данный вопрос является то, что указанные в ч. 1 ст. 20 УПК критерии не являются исчерпывающими.

В науке уголовного процесса в качестве дополнительного основания разделения уголовного преследования на виды рассматривается тот или иной интерес потерпевшего в осуществлении уголовного преследования. В частности, потерпевшему не всегда желательно, чтобы преступление, затрагивающее наиболее интимные стороны его жизни, получило огласку, связанную в известных случаях для потерпевшего с тяжелыми нравственными переживаниями. Многие уголовные дела частного обвинения относятся к сфере взаимоотношений между близкими людьми — родными, членами одной семьи и т.д. Кроме того, уголовное преследование в частном порядке позволяет потерпевшему удовлетворить естественное чувство обиды, возникшее вследствие содеянного против него и его близких преступления.

Процессуальный механизм реализации такого интереса заключается в наличии у потерпевшего полномочий, рассматриваемых в науке уголовно-процессуального права как диспозитивные (и, прежде всего, полномочия по возбуждению самого производства по уголовному делу). Поэтому дифференциация уголовного преследования, с одной стороны, основана на материально-правовом критерии (зависит от характера и тяжести совершенного преступления), а с другой — на процессуально-правовом критерии соотношения публичного и частного интересов в осуществлении уголовного преследования.

Частное уголовное преследование осуществляется по преступлениям, указанным в ч. 2 ст. 20 УПК: ч. 1 ст. 115 УК “Умышленное причинение легкого вреда здоровью”, ч. 1 ст. 116 УК “Побои”, ч. 1 ст. 128.1 УК “Клевета”.

Уголовные дела частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (или его законного представителя) и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

Особенностью частного уголовного преследования является то, что оно не включает этап подозрения, а является исключительно обвинительной деятельностью. При этом выдвижение и поддержание обвинения осуществляется в рамках только судебного производства — у мирового судьи.

Возбуждение частного уголовного преследования всегда осуществляется в отношении конкретного лица путем подачи заявления пострадавшим или его законным представителем (ч. 1 ст. 318 УПК). Отличительной особенностью возбуждения уголовных дел частного обвинения является отсутствие стадии возбуждения уголовного дела в том виде, в каком она существует в публичном уголовном преследовании. Возбуждение уголовного дела сводится не к проверке сообщения о преступлении в целях установления признаков преступления, а к проверке правильности составления заявления о преступлении, т.е. к установлению не основания и повода для возбуждения уголовного дела, а только повода.

Собирание доказательств и поддержание обвинения является правом и обязанностью потерпевшего (его законного представителя). В любой момент судебного разбирательства по уголовному делу частного обвинения потерпевший может отказаться от уголовного преследования, что является основанием прекращения производства по уголовному делу. При этом мотивы отказа значения не имеют. В частности, УПК предусматривает в качестве основания прекращения уголовного дела частного обвинения пассивный отказ потерпевшего от уголовного преследования в виде неявки на судебное разбирательство (см. ч. 3 ст. 249 УПК).

Частно-публичный порядок уголовного преследования предусмотрен в ч. 3 ст. 20 УПК для следующих видов преступлений:

  • — для преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности: ч. 1 ст. 131 УК “Изнасилование”; ч. 1 ст. 132 УК “Насильственные действия сексуального характера”;
  • — для преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина: ч. 1 ст. 137 УК “Нарушение неприкосновенности частной жизни”; ч. 1 ст. 138 УК “Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений”; ч. 1 ст. 139 УК “Нарушение неприкосновенности жилища”; ст. 145 УК “Необоснованный отказ в приеме па работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет”; ч. 1 ст. 146 УК “Нарушение авторских и смежных прав”; ч. 1 ст. 147 УК “Нарушение изобретательских и патентных прав”;
  • — для преступлений против собственности, предусмотренных ст. 159—159.6 УК (все виды мошенничества), ст. 160 УК “Присвоение или растрата”, ст. 165 УК “Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием”, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с прямым участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество).

Необходимо отметить, что частный характер уголовного преследования по данной категории уголовных дел проявляется только в порядке возбуждения уголовного дела, в то время как все последующее производство по уголовному делу осуществляется в публичном порядке. Отсюда и название данного вида уголовного преследования: частно-публичное.

Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению по воле потерпевшего не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК. При этом необходимо иметь в виду, что под данное основание прекращения уголовного дела не подпадают относящиеся к категории тяжких преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (ч. 1 ст. 131 и ч. 1 ст. 132 УК), мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения или в крупном размере (ч. 3 ст. 159 УК) и некоторые другие преступления. Например, не может быть прекращено уголовное дело об изнасиловании, возбужденное по заявлению потерпевшей, даже если в ходе предварительного следствия обвиняемый примирился с потерпевшей, загладил причиненный ей моральный вред, а также даже если потерпевшая и обвиняемый зарегистрировали брак в органах ЗАГС.

В рамках вопроса об осуществлении уголовного преследования по делам частно-публичного обвинения необходимо также остановиться на проблеме привлечения к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации (ст. 23 УПК). Это связано с тем, что в научной литературе доминирует мнение о том, что данный порядок” является разновидностью частно-публичного порядка уголовного преследования, примыкает к частно-публичному обвинению. В соответствии со ст. 23 УПК, если деяние, предусмотренное гл. 23 УК, причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия.

Публичный порядок уголовного преследования распространяется на все преступления, не подпадающие под частный и частно-публичный порядки (ч. 5 ст. 20 УПК). Уголовные дела публичного обвинения возбуждаются независимо от воли потерпевшего или его законного представителя и не подлежат прекращению по воле потерпевшего.

Осуществление публичного уголовного преследования является обязанностью прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания или дознавателя (ст. 21 УПК). Обязанность осуществления уголовного преследования выражается прежде всего в обязанности возбуждения уголовного дела в каждом случае обнаружения признаков преступления, независимо от наличия заявления потерпевшего о совершенном преступлении. Более того, возражения потерпевшего против возбуждения уголовного дела публичного обвинения не могут являться препятствием для принятия решения о возбуждении дела (ч. 3 ст. 21 УПК).

Публичность уголовного преследования на стадии предварительного расследования означает, что требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 4 ст. 21 УПК). Невыполнение законных требований прокуpopa, следователя, дознавателя влечет административную ответственность (ст. 17.7 Ко АН). А вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или дознавателя влечет уголовную ответственность (ч. 2 ст. 294 УК).

Все процессуальные действия и решения по уголовному делу обязательны, прежде всего, для подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства. Так, подозреваемый и обвиняемый обязаны участвовать во всех следственных действиях, производимых в целях установления обстоятельств совершения преступления; потерпевший и свидетели обязаны давать показания, являться по вызовам дознавателя и следователя. Производство по уголовному делу публичного обвинения может быть прекращено только по основаниям, указанным в ст. 24, 25, 27-28.1 УПК.

Публичность уголовного судопроизводства предопределяет также право руководителя следственного органа, следователя, а также с согласия прокурора дознавателя возбудить уголовное дело о любом преступлении, подпадающем под частный или частно-публичный порядок уголовного преследования, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого (например, личная, служебная или материальная зависимость) или беспомощного (в силу возраста, тяжелого заболевания или психического расстройства) состояния либо по иным причинам (например, в случае совершения преступления лицом, данные о котором неизвестны) не может защищать свои права и законные интересы (ч. 4 ст. 20 УПК).

УПК закрепляет право потерпевшего участвовать в уголовном преследовании по уголовным делам публичного обвинения (ст. 22 УПК), однако механизм такого участия в уголовно-процессуальном законе не урегулирован. Формы такого участия вытекают из полномочий потерпевшего, предусмотренных ч. 2 ст. 42 УПК. Участие потерпевшего в уголовном преследовании по уголовным делам публичного обвинения носит факультативный характер и оказывает косвенное влияние на изобличение подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Такое влияние возможно только путем дачи потерпевшим показаний, заявления ходатайств следователю, дознавателю либо путем обжалования их решений.

В рамках вопроса об осуществлении уголовного преследования по делам частно-публичного обвинения необходимо также остановиться на проблеме привлечения к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации (ст. 23 УПК). Это связано с тем, что в научной литературе доминирует мнение о том, что данный порядок” является разновидностью частно-публичного порядка уголовного преследования, примыкает к частно-публичному обвинению. В соответствии со ст. 23 УПК, если деяние, предусмотренное гл. 23 УК, причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия.

Особенности уголовного преследования, осуществляемого в частно-публичном и частном порядках

Лицо, потерпевшее от преступления, в силу различных причин (например, когда с преступником его связывают дружеские или родственные отношения) может не желать привлечения виновного к уголовной ответственности. Однако поскольку деятельность правоохранительных органов направлена главным образом на обеспечение общественной безопасности, публичное уголовное преследование реализуется независимо от позиции потерпевшего. Публичный интерес, включающий интересы неограниченного круга лиц и требующий применения к виновному мер уголовно-правового характера, признается более значимым в сравнении с интересом отдельной личности, возражающей против уголовного преследования.

Вместе с тем в некоторых случаях законодатель отдает приоритет личным интересам потерпевшего, ставя в зависимость от его волеизъявления не только возбуждение уголовного дела, но и его прекращение.

Сами термины «частно-публичное обвинение» и «частное обвинение» указывают на участие в обозначаемых ими видах уголовного преследования частных лиц (граждан и организаций, потерпевших от преступления).

Частно-публичное обвинение. Уголовные дела частно-публичного обвинения характеризуются тем, что возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК (ч. 3 ст. 20 УПК). Таким образом, уголовное преследование, осуществляемое в частно-публичном порядке, отличается от публичного уголовного преследования тем, что решение вопроса о его начале ставится в зависимость от волеизъявления потерпевшего.

Зависимость решения о возбуждении уголовного дела частно-публичного обвинения от подачи потерпевшим или его законным представителем соответствующего заявления вовсе не означает, что потерпевший и его законный представитель в данном случае пользуются правом возбуждения уголовного дела и таким образом распоряжаются уголовным иском. На самом деле субъектами права возбуждения уголовного дела остаются (как и по делам публичного обвинения) орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа и следователь, но вот реализовать это свое право они могут лишь тогда, когда потерпевший или его законный представитель выразили свое на то согласие в соответствующем заявлении. Смысл установления особенностей возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения состоит в обеспечении потерпевшему права на то, чтобы уголовные дела рассматриваемой категории не возбуждались вопреки его воле. Данное право потерпевшего является одним из проявлений принципа диспозитивности в уголовном судопроизводстве. Именно благодаря этой особенности процедуры возбуждения уголовные дела рассматриваемой категории именуются делами частно-публичного обвинения.

После возбуждения уголовного дела частно-публичного обвинения уголовное преследование осуществляется в публичном порядке и от позиции, занимаемой по делу потерпевшим, как правило, не зависит.

В соответствии с ч. 3 ст. 20 УПК уголовное преследование в частно-публичном порядке осуществляется по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных УК: ч. 1 ст. 131 (изнасилование); ч. 1 ст. 132 (насильственные действия сексуального характера); ч. 1 ст. 137 (нарушение неприкосновенности частной жизни); ч. 1 ст. 138 (нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений); ч. 1 ст. 139 (нарушение неприкосновенности жилища); ст. 145 (необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет); ч. 1 ст. 146 (нарушение авторских и смежных прав); ч. 1 ст. 147 (нарушение изобретательских и патентных прав).

Можно выделить две основные причины отнесения указанных выше уголовных дел к категории частно-публичного обвинения. Первая причина состоит в необходимости обеспечения защиты прав и интересов потерпевшего от возможной в случае возбуждения уголовного дела огласки события преступления, которая может причинить потерпевшему порой больше вреда, нежели само преступление. Вторая причина заключается в том, что преступность некоторых деяний невозможно установить без помощи потерпевшего. В одних случаях это обусловлено латентным характером отдельных преступлений (например, нарушение авторских и смежных прав), в других — необходимостью учитывать субъективное отношение потерпевшего к деянию: воспринималось ли оно как преступление (нарушение неприкосновенности жилища, изнасилование и проч.).

Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» к уголовным делам частно-публичного обвинения были отнесены также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 159—159 6 (различные виды мошенничества), 160 (присвоение или растрата), 165 (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием) УК, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности; либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией; либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской либо иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с прямым участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

Данные изменения в законодательстве призваны исключить случаи злоупотреблений, связанных с осуществлением необоснованного уголовного преследования, когда инициирование возбуждения уголовного дела используется для оказания давления на противоположную сторону хозяйственного спора или для устранения конкурента с рынка [1] .

Кроме того, фактически в порядке частно-публичного обвинения возбуждаются уголовные дела о преступлениях, предусмотренных в гл. 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» УК. Если деяние, предусмотренное в этой главе, причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия (ст. 23 УПК).

Основанием установления диспозитивного порядка возбуждения рассматриваемой категории уголовных дел служит то обстоятельство, что объектом преступного посягательства выступают прежде всего интересы коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, т. е. интересы, в защите которых заинтересован прежде всего сам потерпевший. Но если признать указанное основание единственным, уголовное преследование по таким делам следовало бы осуществлять в частном порядке. Представляется, что установленный законом порядок возбуждения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных гл. 23 УК, обусловлен еще и тем, что обнаружение этих преступлений затруднено ввиду их латентного характера, поэтому закон устанавливает порядок, при котором уголовное преследование фактически инициируется потерпевшим.

Частное обвинение. Согласно ч. 2 ст. 20 УПК уголовное преследование осуществляется в частном порядке по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных УК: ч. 1 ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью); ч. 1 ст. 116 (побои); ч. 1 ст. 128 [1] (клевета).

Такие уголовные дела возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. В случае смерти потерпевшего уголовное дело частного обвинения может быть возбуждено по заявлению его близкого родственника.

Частное обвинение — сфера господства принципа диспозитивности. Право распоряжения уголовным иском всецело принадлежит частному обвинителю (потерпевшему, законному представителю, близкому родственнику умершего потерпевшего), который по своему усмотрению, руководствуясь личными интересами, решает, возбуждать или не возбуждать уголовное дело, по какой из указанных в ч. 2 ст. 20 УПК статей УК поддерживать обвинение, изменять его или отказываться от него.

Право на возбуждение уголовного дела реализуется посредством обращения лица с соответствующим заявлением к мировому судье. Согласно ч. 1 ст. 318 УПК уголовные дела о преступлениях, указанных в ч. 2 ст. 20 УПК, возбуждаются в отношении конкретного лица путем подачи потерпевшим, его законным представителем или близким родственником (в случае смерти потерпевшего) заявления в суд. С момента принятия судом заявления к своему производству заявитель становится частным обвинителем.

Вопрос о продолжении обвинительной деятельности в случае возбуждения уголовного дела частный обвинитель также решает по своему усмотрению. Частный обвинитель может изменить обвинение при условии, что этим не ухудшается положение подсудимого, а также вправе прекратить уголовное преследование, примирившись с обвиняемым или отказавшись от обвинения. И примирение сторон, и отказ частного обвинителя от обвинения влекут прекращение производства по уголовному делу. Правда, для прекращения уголовного дела за примирением сторон требуется дополнительное условие — согласие обвиняемого, поскольку данное основание прекращения уголовного дела относится к числу нереабилитирующих.

Потерпевший может принять процессуальное решение, действительно отвечающее его личным интересам, только при условии, что он имеет реальную возможность распоряжаться предоставленными ему процессуальными правами свободно, без принуждения. Государство не выполнило бы свою конституционную обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, если бы права потерпевшего оставались без защиты по той лишь причине, что он не может свободно выразить свое волеизъявление ввиду нахождения в зависимом или беспомощном состоянии, применения к нему насилия или угроз. Поэтому уголовно-процессуальное законодательство предусматривает публично-правовые механизмы защиты и восстановления прав потерпевших, которые по различным причинам при осуществлении уголовного преследования в частном и частнопубличном порядках не могут действовать в соответствии со своими личными интересами.

Согласно ч. 4 ст. 20 УПК руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в ч. 2 и 3 ст. 20 УПК, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя. Это возможно в случаях, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. В подобных случаях уголовное преследование осуществляется в публичном порядке, а потому возбуждаемые в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК уголовные дела следует относить к категории публичного обвинения.

Такие уголовные дела возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. В случае смерти потерпевшего уголовное дело частного обвинения может быть возбуждено по заявлению его близкого родственника.

Ст. 20 УПК РФ с комментариями

Статья 20 УПК РФ. Виды уголовного преследования – размещена в Первой части Первого раздела Третьей Главы Уголовно-процессуального Кодекса РФ. Представленная достаточно большая статья состоит из пяти частей текста. Рассмотрим вкратце о чём говорится в ст. 20 УПК РФ с нашими комментариями к ней.

Уголовное преследование — самостоятельная процессуальная функция. Её структура и содержание включают в себя выдвижение обвинения или подозрения в совершении преступления, его обоснование доказательствами, предъявление и изменение обвинения, завершение уголовного дела составлением обвинительного заключения или обвинительного акта, утверждение этих процессуальных актов прокурором и направление уголовного дела в суд, а в суде уголовное преследование осуществляется путём поддержания государственного или частного обвинения, а также путём апелляционного и кассационного обжалования приговора, если сторона обвинения, проиграв процесс на предыдущих стадиях, с ним не согласна и намерена продолжать уголовное преследование в соответствии с ранее занятой позицией.

Комментарии к ст. 20 УПК РФ

1. Несмотря на то что коммент. ст. называется “Виды уголовного преследования”, в основном она посвящена характеристике исключений из общего правила публичности российского уголовного процесса – характеристике обвинения, осуществляемого в частно-публичном и частном порядке.

2. В Комментарии к УПК, автором которого является Б.Т. Безлепкин, говорится, что дела частного обвинения “возбуждаются путем подачи жалобы мировому судье”. Действительно, данный порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения предусмотрен ст. 318 УПК.

3. Однако в ст. 318 УПК приведен неисчерпывающий перечень форм возбуждения уголовного дела частного обвинения. Здесь лишь оговаривается, кто может обратиться с заявлением (потерпевший или его законный представитель, а в случае смерти потерпевшего – его близкий родственник) и с каким именно заявлением (приведен перечень обязательных реквизитов заявления) к мировому судье. Более того, ч. 3 ст. 318 УПК предоставляет право возбуждения уголовного дела не только мировому судье, но и следователю, а с согласия прокурора и дознавателю.

4. Если заявление поступило не непосредственно мировому судье, а, к примеру, в орган внутренних дел, по данной категории преступлений может быть осуществлено как минимум два вида досудебного производства:

В учет не берется такой вид досудебного производства, как производимая до предварительного расследования предварительная проверка заявления (сообщения) о преступлении.

  • дознание;
  • предварительное следствие.

5. Согласно ч. ч. 2 и 3 ст. 150 УПК по данной категории преступлений (по преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК) должно осуществляться дознание.

6. В ч. 4 ст. 150, а также в ст. 151 УПК приведены ситуации, когда по данной категории дел производится дознание, а когда – предварительное следствие. Соответственно, возбуждать уголовное дело частного обвинения может не только мировой судья, но и дознаватель, руководитель группы дознавателей, начальник подразделения дознания с согласия прокурора, а также руководитель следственного органа, следователь и руководитель следственной группы.

7. Примириться с обвиняемым может только потерпевший. И причем примириться он может только с обвиняемым, а не с подозреваемым, свидетелем и т.п.

8. Часть 3 коммент. ст. посвящена делам частно-публичного обвинения. В отличие от ч. 2 она существенно расширяет круг преступлений, отнесенных законодателем к данной категории дел.

9. В литературе высказано мнение, что закрепленные в ч. 3 коммент. ст. положения противоречат ст. ст. 25, 28 УПК, а также ст. ст. 75, 76 УК. Нам же представляется, что предусмотренные в законе различные основания прекращения уголовного дела не являются противоречием друг другу, как и не является противоречием запрет прекращения уголовного дела в связи с наличием одних определенных обстоятельств (в нашем случае тех, о которых идет речь в ч. 3 коммент. ст.) и одновременным наличием других, которые позволяют прекратить уголовное дело по иным, предусмотренным другой статьей (в данной ситуации ст. ст. 25 и 28 УПК), основаниям.

10. Исключением из правила возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения лишь по заявлению потерпевшего являются случаи обращения граждан с заявлением (получения сообщений из иных источников) к следователю (дознавателю и др.), когда, по мнению заявителя, пострадавший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

11. Заявление о таком преступлении следователь (дознаватель и др.) обязан принять, рассмотреть и разрешить вне зависимости от того, кто его написал (сообщил устно). Но обязанности возбудить в этом случае уголовное дело на указанных должностных лиц законодатель не возложил. Разрешение указанного заявления о преступлении может завершиться отказом в возбуждении уголовного дела на основании ч. 2 или ч. 3 коммент. ст.

12. В коммент. ст. неоднократно упоминается о заявлении потерпевшего (законного представителя потерпевшего). Это основной повод к началу уголовного процесса по делам частного (частно-публичного) обвинения. Он возникает после поступления в компетентный орган не любого заявления, а только того, в котором пострадавший просит привлечь лицо к уголовной ответственности. Даже фраза “прошу привлечь к законной ответственности” не должна рассматриваться как заявление, о котором идет речь в коммент. ст.

13. Согласно требованиям ч. 1 ст. 42 УПК потерпевшим в уголовном процессе лицо становится после оформления постановлением решения следователя (дознавателя и др.) или суда о признании его таковым. До принятия заявления от лица, которому преступлением причинен вред, такого постановления вынесено быть не может. Поэтому в коммент. ст. правильнее было бы говорить о заявлении не потерпевшего, а пострадавшего.

14. Заявление может быть о преступлении публичного обвинения, но к моменту возбуждения уголовного дела становится ясно, что имело место преступление частного или же частно-публичного обвинения. В указанной ситуации, несмотря на то что заявление вначале было о другом преступлении, для принятия решения о возбуждении уголовного дела необходимо наличие должным образом оформленного заявления пострадавшего (его законного представителя, а в случае смерти пострадавшего – его близкого родственника). Как минимум в таком заявлении должно быть отражено его требование о привлечении правонарушителя к уголовной ответственности.

15. Дела частного обвинения подсудны мировому судье. Мировому судье также подсудно большинство дел частно-публичного обвинения.

16. Содержание направляемого мировому судье по делам частного обвинения заявления, если ранее по нему не проводилось предварительного следствия или дознания, должно отвечать предусмотренным ч. ч. 5 и 6 ст. 318 УПК требованиям.

17. Возбужденное дело об умышленном причинении легкого вреда здоровью, побоях, клевете без отягчающих обстоятельств и оскорблении подлежит прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым (подозреваемым). Ссылаться же в этом случае в постановлении о прекращении уголовного дела следует не столько на ст. 24 или ст. 27 УПК, сколько на ч. 2 коммент. ст.

18. Наличие данного основания прекращения уголовного дела подлежит доказыванию, и не всегда для его установления достаточно наличия одного лишь заявления потерпевшего. Целесообразно как минимум допросить обвиняемого и потерпевшего о том, что послужило причиной и на каких условиях состоялось примирение.

19. Дела частно-публичного обвинения по общему правилу прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, какие бы основания примирения ни имели места. Возбужденное производство по этим делам ведется в общем порядке. Между тем из данного правила имеется исключение. Оно предусмотрено ст. 25 УПК.

20. Суду, а также следователю с согласия руководителя следственного органа (дознавателю с согласия прокурора) предоставлено право прекращать уголовные дела о совершении впервые преступлений небольшой или средней тяжести при наличии соответствующей письменной просьбы (заявления) потерпевшего (его законного представителя) и в случае, если обвиняемый (подозреваемый) примирился с потерпевшим и загладил причиненный ему вред.

21. Придя к выводу о необходимости изменения ранее предъявленного подсудимому обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению пострадавшего, суд при наличии в деле жалобы пострадавшего или же в случае, когда он устно в судебном заседании заявил о желании привлечь подсудимого к уголовной ответственности, а также когда дело было возбуждено следователем (дознавателем с согласия прокурора) по основаниям, предусмотренным ч. 4 коммент. ст., квалифицирует действия подсудимого по вышеуказанным статьям уголовного закона.

22. При отсутствии в деле жалобы суд выясняет в судебном заседании у потерпевшего, желает ли он привлечь подсудимого к уголовной ответственности. В случае заявления потерпевшего, что он этого не желает, а также в случае, когда жалоба в деле частного обвинения имеется, но потерпевший заявляет о примирении с подсудимым, суд своим определением (постановлением) прекращает дело производством на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 или ч. 2 коммент. ст., за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК. При этом по смыслу закона, а также исходя из положений ч. 4 ст. 318 УПК, вступление в уголовное дело прокурора, поддерживающего обвинение, не является препятствием для прекращения дела за примирением потерпевшего с подсудимым (кроме случаев, предусмотренных ч. 4 коммент. ст.).

23. В части 4 коммент. ст. говорится о беспомощном состоянии пострадавшего как одном из условий возбуждения уголовного дела частного и (или) частно-публичного обвинения. Беспомощность состояния пострадавшего должна быть не на момент совершения в отношении его преступления, а на момент, когда следователю (дознавателю и др.) стало известно о совершении в отношении пострадавшего преступления, перечисленного в ч. ч. 2 и (или) 3 ст. 20 УПК.

24. Институт нахождения лица в беспомощном состоянии анализировался применительно к некоторым составам преступлений. Анализ данных разъяснений Верховного Суда РФ позволяет вычленить критерии беспомощного состояния как уголовно-процессуальной категории.

25. Так, пострадавшего следует признавать находящимся в беспомощном состоянии, когда он не способен в силу физического или психического состояния (состояния здоровья, увечности), а также преклонного или малолетнего возраста защитить себя, совершать активные действия по защите своих прав и законных интересов.

26. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, Верховный Суд РФ относит, в частности, тяжелобольных и престарелых, малолетних детей, лиц, страдающих психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

27. На практике нахождение лица в беспомощном состоянии иногда признается в силу инвалидности пострадавшего.

28. А.П. Коротков считает, что состояние потерпевшего может быть признано беспомощным в связи с его немотой, глухотой, слепотой, а также наличием соматических заболеваний, сопровождающихся острыми болезненными симптомами либо являющихся хроническими. Он же обращает внимание на то, что зависимость пострадавшего может быть “не только служебной, но и материальной либо иной”.

29. В литературе приведены и иные примеры беспомощного состояния, которые позволяют сформулировать его уголовно-процессуальные аналоги. Примером беспомощного состояния может быть признана ситуация, когда правообладатель не имеет представителя в России, его произведение не подлежит легальному обороту в России, но авторские права собственника повсеместно и грубо нарушаются. Объекты авторского права незаконно используются, а равно присваивается авторство, причем эти деяния причинили ему крупный ущерб.

30. Какие бы обстоятельства ни были восприняты должностным лицом, уполномоченным на возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения, как доказательства нахождения пострадавшего в зависимом, беспомощном состоянии или того, что он по иным причинам не способен самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, о таковых должно быть указано в описательно-мотивировочной части постановления о возбуждении уголовного дела.

26. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, Верховный Суд РФ относит, в частности, тяжелобольных и престарелых, малолетних детей, лиц, страдающих психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

Когда уголовное дело относящееся к категории частного обвинения, рассматривается в публичном порядке. Позиция Конституционного Суда РФ

Уголовно-процессуальный закон предусматривает три вида уголовного преследования ст. 20 УПК РФ.

Обратим внимание на частное обвинение с элементами публичного.

Частное – вид уголовного преступления, предусмотренный при совершении конкретных преступлений (ч. 1 ст. 115, ст. 116.1 ч. 1 ст. 128.1) где потерпевший самостоятельно выступает с инициативой привлечения к уголовной ответственности лица, совершившего преступление, происходит это, как правило путем обращения с соответствующим заявлением о преступлении в суд, и последующим самостоятельным доказыванием того преступления в суде, но существуют исключения, связанные с личностью потерпевшего.

Публичное – вид уголовного преследования, предусмотренный при совершении общей части уголовных преступлений, за исключением дел частной и частно-публичной категории, производство по которым осуществляется с участием должностных лиц, уполномоченных государством осуществлять уголовное преследование, независимо от воли потерпевшего.

Следует сказать, об исключениях, в определенных случаях уголовное преследование по делу, относящемуся к категории частного обвинения может осуществляться в публичном порядке. Каковы эти случаи? Об этом в ч. 4 ст. 20 УПК РФ:

1. Когда преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

2. Когда преступление совершено лицом, данные о котором неизвестны.

Рассмотрим одно уголовное дело, которое из публичной категории превратилось в частное, но рассмотрено было, как публичное. О нем, тут.

Из обстоятельств, два давних товарища поссорились, сора переросла в драку, в ходе драки оба получили телесные повреждения, но один из них зафиксировал свои травмы в медицинском учреждении. Соответственно, реакция правоохранительных органов была следующая:

Возбуждено уголовное дело было, как публичное, по признакам преступления п. «а» ч. 2 ст. 115, п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ. О том, что квалификация была неверной, слышать никто не хотел. От того уголовное дело был направлено в суд, постановлен обвинительный приговор, который потом отменен, а дело возвращено для проведения дополнительного расследования.

В ходе дополнительного расследования, должностное лицо осуществляющее предварительное расследование, все-таки пришло к выводу, что квалификация деяния была не правильной, обвиняемый реабилитирован по публичному обвинению (п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), и деяние квалифицированно по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, то есть на преступление которое относится к категории частного обвинения.

Стало быть, при отсутствии оснований для дальнейшего публичного уголовного преследования – неспособность потерпевшего самостоятельно защищать свои права и отсутствие данных о лице, совершившем преступление, нужно разъяснить потерпевшему право на самостоятельное обращение в суд в порядке, предусмотренном для возбуждения категории дел частного обвинения. Поскольку, теперь уголовное дело стало частным, и без достаточных к тому оснований (ч. 4 ст. 20 УПК РФ) государство, в лице должностных лиц, уполномоченных осуществлять уголовное преследование не вправе выполнять свою функцию публичного уголовного преследования. По нашему мнению.

Однако, в нашем деле все было иначе. В материалах дела, куча свидетельств того, что потерпевший волен самостоятельно защищать свои права и интересы, и находился с обвиняемым в хороших отношениях, также ему были известны данные о нем, его месте проживания и т.д. Несмотря на это. Было проведено кроткое предварительное расследование в форме дознания, и дело с обвинительным актом направлено в мировой суд для рассмотрения, по существу.

Далее было еще интересней.

Потерпевший воспользовавшись своим правом на отказ от поддержания обвинения, стоит отметить такое право существует только для данной категории дел, отказался от обвинения в судебном заседании мирового суда ч. 5 ст. 321 УПК.

В связи с этим мировой судья принял постановление о прекращении уголовного преследования в связи с отказом потерпевшего от обвинений. На следующий день правда переосмыслил свое решение, и вынес частное постановление, в котором обращал внимание на признаки более тяжкого преступления в действиях подсудимого. Удивительно быстро конечно поменялось мнение судьи, но интересно другое, что положения УПК РФ, предоставляют судье по поступившему к нему уголовному делу, в том случае если он усматривает в деянии более тяжкое преступление возвратить его прокурору до начала его рассмотрения п. 6 ч. 1 ст. 237, 320 УПК РФ.

На постановление мирового суда о прекращении уголовного преследования, обратился прокурор с государственным представлением, требуя его отменить, как незаконное.

При рассмотрении государственного представления судом апелляционной инстанции, куда потерпевший был принудительно доставлен, принимал участие государственный обвинитель, который собственно и настаивал на незаконности постановления.

Постановление мирового судьи было отменено районным судом, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении потерпевший неоднократно не являлся в судебное заседание, вопреки положениям ч. 3 ст. 249 УПК РФ, в соответствии с которыми неявка потерпевшего без уважительных причин в судебное заседания, по делу частного обвинение влечет прекращение уголовного преследования. Суд выносил постановление о приводе потерпевшего, его доставляли в суд принудительно, затем допрашивали в судебном заседании, как в деле публичного обвинения.

В результате чего подсудимого осудили.

Мы конечно не соглашались, возражали и обжаловали такое применение норм УПК РФ, но кто нас слушал.

Тем не менее суд апелляционной инстанции, как и все остальные вышестоящие вплоть до председателя Верховного Суда РФ согласились с таким применение норм УПК РФ, а состоявшиеся судебные акты были оставлены в силе.

Окромя положения ч. 2 ст. 49 УПК РФ, и совокупность норм (29, 50, 51, 72, 122, 217 УПК РФ), связанных и (или) направленных на реализацию права обвиняемого и подозреваемого для участия в уголовном судопроизводстве защитника не обладающего статусом адвоката.

В контексте настоящей статьи, отмечу, что мы оспаривали конституционность положений ст. 20, 21, 22, 24, 43, ч. 2 ст. 111, 113, 147, 212, 239, 246, 249, 254, 272, 292, 318, 319, 318, 319, 321, а также положения ст. 323, ч. 1 ст. 389.1, 389.12, 389.24 с разными формами взаимосвязи указанных норм, позволяющих при рассмотрении уголовного дела относящегося к категории частного обвинения, некогда бывшего публичным (п. «а» ч.2 ст. 115 и п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), однако переквалифицированного на категорию частного обвинения в виду ошибочной квалификации (ч. 1 ст. 115 УК РФ), и реабилитации обвиняемого по публичному обвинению (п «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), не прекращать уголовное дело в виду неявки потерпевшего без уважительных причин, подвергать потерпевшего приводу, отменять постановление о прекращении уголовного дела принятое в связи с отказом потерпевшего от обвинений в судебном заседании, проводить прения без участия потерпевшего (частного обвинителя), не признавать обязательное участие государственного обвинителя, обращаться государственному обвинителю с представлением на постановление мирового суда о прекращении уголовного дела, принятое в связи с отказом от обвинений потерпевшего (частного обвинителя), при отсутствии обстоятельств указанных в ч. 4 ст. 20 УПК РФ.

Следует сказать о позиции Конституционного Суда РФ, по этому поводу выраженной в Определении № 668-О от 28 марта 2017 года:

«Предусматривая особенности производства по уголовным делам частного обвинения, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью первой статьи 115, статьей 116.1 и частью первой статьи 128.1 УК Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 УПК Российской Федерации, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (часть вторая статьи 20); по уголовным делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 данного Кодекса (часть третья статьи 249); вступление в уголовное дело частного обвинения прокурора не лишает стороны права на примирение (часть четвертая статьи 318).

Вместе с тем согласно части четвертой статьи 20, пункту 1 части третьей и части четвертой статьи 150, части третьей статьи 318, частям первой 1 и первой 2 статьи 319 УПК Российской Федерации по уголовному делу о преступлении, предусмотренном указанными статьями уголовного закона, может производиться предварительное расследование, по результатам которого дело рассматривается в суде как уголовное дело публичного обвинения, что не может расцениваться как нарушение прав обвиняемого».

Следует обратить внимание, что в жалобе мы ссылались на п. 4 Постановления Конституционного суда № 22-П от 17 октября 2011 года, где Конституционный суд указал: «дела же частного обвинения, по общему правилу, возбуждаются только по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (часть вторая статьи 20 УПК Российской Федерации). Устанавливая эти правила, законодатель исходил из того, что указанные в данной норме преступления не представляют значительной общественной опасности и их раскрытие обычно не вызывает трудностей, в связи с чем потерпевший сам может осуществлять уголовное преследование – обращаться за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд и доказывать как факт совершения преступления, так и виновность в нем конкретного лица, минуя обязательные в иных ситуациях (по делам частно-публичного и публичного обвинения) процессуальные стадии досудебного производства. При этом выдвижение обвинения и поддержание его в суде являются не обязанностью, а правом потерпевшего (статья 22 и часть третья статьи 246 УПК Российской Федерации».

Конституционный суд, формально рассматривая материалы и доводы нашей жалобы, не проверил конституционность оспариваемых норм, которые были истолкованы в угоду обвинению, а не потерпевшему или обвиняемому по этому делу. Соответственно правоприменение и толкование норм УПК РФ, остается на усмотрении суда и органов обвинения.

Однако, в нашем деле все было иначе. В материалах дела, куча свидетельств того, что потерпевший волен самостоятельно защищать свои права и интересы, и находился с обвиняемым в хороших отношениях, также ему были известны данные о нем, его месте проживания и т.д. Несмотря на это. Было проведено кроткое предварительное расследование в форме дознания, и дело с обвинительным актом направлено в мировой суд для рассмотрения, по существу.

Ссылка на основную публикацию